Фото: P.Jacob

Тяжело, но вы держитесь!

Фото: P.Jacob

Редакция НСХ

Редакция журнала «Новое сельское хозяйство»


Петра Якоб, ФРГ

Поделитьтся

Мара­му­реш – край, рас­по­ло­жен­ный на севе­ре Румы­нии, счи­та­ет­ся одним из бед­ней­ших реги­о­нов Евро­пы. С момен­та вступ­ле­ния стра­ны в Евро­со­юз жизнь мест­но­го насе­ле­ния силь­но изме­ни­лась, и не у всех жите­лей она ста­ла луч­ше.

Сельское хозяйство Румынии

Женщи­ны в юбках-коло­ко­лах, белых блу­зах и плат­ках, муж­чи­ны в соло­мен­ных шля­пах – все это напо­ми­на­ет сце­ну из филь­ма, когда дере­вен­ские жите­ли рабо­та­ли на сено­ко­сах. Одна­ко реаль­ность от филь­ма неда­ле­ко ушла. В румын­ском реги­оне Мара­му­реш пол­ным ходом идет убор­ка сена, и семьи вме­сте с детьми с утра до вече­ра тру­дят­ся на полях. С помо­щью само­дель­ных вил они укла­ды­ва­ют сено в кону­со­об­раз­ные сто­га, кото­ры­ми так зна­ме­нит реги­он. После рабо­ты кре­стьяне друж­но шага­ют в дерев­ню – муж­чи­ны с коса­ми на пле­чах, жен­щи­ны с граб­ля­ми, а ста­ри­ки со шля­па­ми в руках.

Кон­ные повоз­ки, довер­ху нагру­жен­ные запа­ши­стым сеном, мед­лен­но тащат­ся рядом. Мара­му­реш – исто­ри­че­ский реги­он Румы­нии, насчи­ты­ва­ю­щий сто дере­вень, рас­по­ло­жен­ных меж­ду воз­вы­шен­но­стя­ми вдоль Южных Кар­пат. Бреб счи­та­ет­ся одной из дере­вень, бога­той тра­ди­ци­я­ми и рас­по­ло­жен­ной на пол­пу­ти меж­ду неболь­ши­ми горо­да­ми Бая-Маре и Сиге­ту-Мар­ма­ци­ей. Все­го четы­ре­ста доми­ков с 1500 жите­ля­ми рас­по­ло­жи­лись дале­ко за хол­ма­ми меж­ду полей и лугов.

На самообеспечении

Почти 95 % насе­ле­ния дерев­ни Бреб заня­ты в сель­ском хозяй­стве. Боль­шин­ство жите­лей вла­де­ют несколь­ки­ми гек­та­ра­ми зем­ли, и мно­гие до сих пор обра­ба­ты­ва­ют свою зем­лю, исполь­зуя лоша­дей. Как и семья Оани. «Мы не можем поз­во­лить себе поль­зо­вать­ся трак­то­ром», – гово­рит хозяй­ка фер­мы Марьо­ара Оани, одно­вре­мен­но заме­ши­вая тесто для хле­ба. Поме­ще­ние, отго­ро­жен­ное дос­ка­ми, в кото­ром она сей­час нахо­дит­ся, слу­жит лет­ней кух­ней. В доме так­же име­ет­ся кух­ня, но семья ею поль­зу­ет­ся толь­ко в холод­ное вре­мя года. Дочь Лену­та (14 лет) сей­час в коров­ни­ке при­би­ва­ет какую‑то рей­ку, а млад­шая Мари­ута (11 лет) помо­га­ет всем поне­мно­гу. Фер­мер­ское хозяй­ство Оани состо­ит из четы­рех коров, 15 овец, пяти сви­но­ма­ток и пяти гек­та­ров земель. «И еще две лоша­ди», – добав­ля­ет Марьо­ара. На них ее муж Йон поехал рабо­тать в поля. Кор­ма для живот­ных фер­ме­ры заго­тав­ли­ва­ют сами.

Спе­ци­аль­но для сви­ней выра­щи­ва­ют кар­то­фель и ябло­ки, сено – для лоша­дей. Кро­ме того, семья сама обес­пе­чи­ва­ет себя про­дук­та­ми пита­ния – выра­щи­ва­ют ово­щи, фрук­ты и оре­хи, гри­бы и яго­ды соби­ра­ют в лесу, про­из­во­дят сви­ни­ну. На зиму про­дук­ты кон­сер­ви­ру­ют­ся, сушат­ся или замо­ра­жи­ва­ют­ся.

Из коро­вье­го и ове­чье­го моло­ка фер­ме­ры варят сыр, изго­тав­ли­ва­ют йогур­ты и мас­ло. По сло­вам Марьо­ары Оани, луч­шие коро­вы дают до 20 л моло­ка в день. В мест­ную сыро­вар­ню фер­ме­ры сда­ют коро­вье моло­ко за 1,5 леи за литр (око­ло 0,33 евро). Кро­ме того, моло­ко­воз регу­ляр­но соби­ра­ет моло­ко из дерев­ни для транс­пор­ти­ров­ки его в город по той же цене.

Овцы в хозяй­стве дают не боль­ше лит­ра моло­ка в день, из кото­ро­го Марьо­ара варит сыр и про­да­ет его на рын­ке выход­но­го дня в Окна-Шуга­та­ге – насе­лен­ном пунк­те, рас­по­ло­жен­ном в пяти кило­мет­рах от дерев­ни. Неко­то­рую часть ове­чье­го сыра при­об­ре­та­ет мест­ный отель Village Hotel, пред­став­ля­ю­щий собой фер­мер­ские доми­ки для отды­ха город­ских жите­лей из Буха­ре­ста.

Рабо­тая раз в неде­лю управ­ля­ю­щим кон­ной повоз­кой, Йон Оани при­но­сит в семью допол­ни­тель­ный зара­бо­ток. Вре­мя от вре­ме­ни он ката­ет гостей оте­ля в повоз­ке по кра­си­вей­шим местам дерев­ни. Но не толь­ко тури­сты загля­ды­ва­ют в дерев­ню, даже сам принц Чарльз неод­но­крат­но посе­щал это живо­пис­ное место.

Тяжелая жизнь

Ста­рые дере­вян­ные дома, сараи и стой­ла с сим­па­тич­ны­ми гон­то­вы­ми кры­ша­ми до сих пор явля­ют­ся визит­ной кар­точ­кой дерев­ни. Дере­вян­ные воро­та, укра­шен­ные рез­ны­ми сер­деч­ка­ми, тюль­па­на­ми и звез­доч­ка­ми, ведут во двор. «Такие воро­та все­гда были сим­во­лом зажи­точ­но­сти, – пояс­ня­ет Йон Оани. – Чем боль­ше воро­та, тем бога­че был фер­мер». На одном из сара­ев висят сани, в кото­рые зимой запря­га­ют лоша­дей, что­бы с гор­ных лугов при­во­зить в дерев­ню сено.

На одной веран­де дома свя­зан­ные верев­кой сох­нут струч­ки крас­но­го пер­ца, на дру­гой – пожи­лые жен­щи­ны сидят за вере­те­ном и ткац­ким стан­ком. В садах нали­тые соком висят на дере­вьях фрук­ты и оре­хи, здесь же сто­ят пче­ли­ные ульи. Кое-где меж­ду дере­вья­ми лежат бочон­ки, в кото­рых по осе­ни будет наста­и­вать­ся хорин­ка – тра­ди­ци­он­ный алко­голь­ный напи­ток из сли­вы.

Тут и там сре­ди ста­рей­ших домов воз­ни­ка­ют шикар­ные новые построй­ки, напо­ми­на­ю­щие о совре­мен­ном мире. Неко­то­рые из них име­ют до четы­рех эта­жей и выгля­дят как отель­ные ком­плек­сы. С момен­та вступ­ле­ния Румы­нии в Евро­со­юз все боль­ше жите­лей Мара­му­ре­ша ста­ли уез­жать за гра­ни­цу на зара­бот­ки. У каж­дой вто­рой семьи хоть один член живет за пре­де­ла­ми роди­ны.

Доволь­но часто в дерев­ню наве­ды­ва­ют­ся аген­ты и пред­ла­га­ют людям сезон­ную рабо­ту на пару меся­цев. Те, кто согла­ша­ет­ся, вде­ся­те­ром живут в одном вагон­чи­ке, рабо­та­ют по 12 часов в сут­ки и каж­дый месяц полу­ча­ют по 1000 евро. По срав­не­нию с зар­пла­той ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го спе­ци­а­ли­ста в Бре­бе, кото­рый за 12 часов рабо­ты полу­ча­ет все­го 100 лей (22 евро), это сум­ма очень боль­шая. «Рань­ше со ста лея­ми в кар­мане ты чув­ство­вал себя бога­тым чело­ве­ком. Сей­час они почти ниче­го не сто­ят, – рассказывает19‑летняя пере­вод­чи­ца Мари­чи­ка Хор­до­бан. – Семьям тре­бу­ет­ся гораз­до боль­ше денег, чем рань­ше».

По сло­вам хозяй­ки фер­мы Марьо­ары Оани, жить ста­ло гораз­до слож­нее. Одна­ко румын­ские жен­щи­ны не при­вык­ли жало­вать­ся, они тер­пе­ли­во несут свою ношу. Вот поэто­му мать и дочь, закон­чив делать одну рабо­ту, сра­зу пере­клю­ча­ют­ся на дру­гую.

Лену­та сна­ча­ла обры­ва­ет вино­град­ные листья, что­бы скор­мить их овцам, затем – све­коль­ные листья для сви­ней. Раз­ные остат­ки еды так­же идут на корм живот­ным. После это­го ей нуж­но будет подо­ить коров. Рабо­та здесь раз­де­ле­на по полу. Напри­мер, поко­сом зани­ма­ют­ся толь­ко муж­чи­ны, кото­рые после тру­до­во­го дня могут хоть немно­го отдох­нуть в баре, в то вре­мя как жен­щи­ны вече­ра­ми про­дол­жа­ют зани­мать­ся хозяй­ством и детьми. Для них рабо­та нико­гда не пре­кра­ща­ет­ся.

Перемены в сельской жизни

Вре­мя – 9 часов вече­ра, а муж Марьо­ары толь­ко воз­вра­ща­ет­ся домой с полей. Самой же Марьо­аре еще нуж­но под­го­то­вить сыр, что­бы зав­тра отвез­ти его на рынок в Окна-Шуга­та­ге. Еще не так дав­но фер­ме­ры вози­ли про­дук­ты на про­да­жу на запря­жен­ных лоша­дях или волах. Одна­ко с 2008 года живот­ным упряж­кам запре­ще­но пере­дви­гать­ся по шос­се, поэто­му фер­ме­ры вынуж­де­ны брать маши­ну либо пла­тить сосе­дям, что­бы они отвез­ли их на рынок. Со вступ­ле­ни­ем стра­ны в Евро­пей­ский союз изме­не­ния про­изо­шли не толь­ко на рын­ке, но даже в ланд­шаф­те. Фер­ме­ры, уби­ра­ю­щие тра­ву с лугов исклю­чи­тель­но коса­ми, теперь полу­ча­ют суб­си­дии. Это побуж­да­ет кре­стьян косить толь­ко часть сво­их полей, что­бы полу­чен­ных средств под­держ­ки хва­ти­ло на скром­ное суще­ство­ва­ние. Таким обра­зом, в буду­щем все боль­ше тер­ри­то­рий будет зарас­тать куста­ми и дере­вья­ми.

Туризм как перспектива

Сель­ское хозяй­ство в реги­оне почти не раз­ви­ва­ет­ся. Румы­ны, име­ю­щие хоро­ший зара­бо­ток за гра­ни­цей, как пра­ви­ло, вкла­ды­ва­ют не в раз­ви­тие сель­ско­го хозяй­ства, а в покуп­ку авто­мо­би­лей, домов, а так­же в обра­зо­ва­ние детей. Марьо­ара Оани так­же пла­ни­ру­ет дать сво­им доче­рям хоро­шее обра­зо­ва­ние. Вос­поль­зо­вав­шись удоб­ным момен­том, она инте­ре­су­ет­ся у пере­вод­чи­цы Мари­чи­ки, какое учеб­ное заве­де­ние сто­ит выбрать для даль­ней­ше­го обра­зо­ва­ния детей.

Мари­чи­ка вме­сте с семьей живет в боль­шом совре­мен­ном доме. В отли­чие от боль­шин­ства кре­стьян, вме­сто лоша­дей они исполь­зу­ют трак­тор для обра­бот­ки земель. Мари­чи­ка изу­ча­ет эко­но­ми­ку в уни­вер­си­те­те в горо­де Бая-Маре и отлич­но вла­де­ет англий­ским язы­ком. На свое восем­на­дца­ти­ле­тие она полу­чи­ла от папы пода­рок – немец­кий авто­мо­биль. Все это семья девуш­ки может себе поз­во­лить, пото­му что ее отец круг­лый год рабо­та­ет в Ита­лии и Швей­ца­рии.

Вре­мя пока­жет, насколь­ко бла­го­по­лу­чие пре­об­ра­зит сель­ское насе­ле­ние. Уве­ли­чит­ся или умень­шит­ся коли­че­ство тех людей, кото­рые вынуж­де­ны вести скром­ное суще­ство­ва­ние? В этом отно­ше­нии дере­вен­ские жите­ли боль­шие надеж­ды воз­ла­га­ют на моло­дое поко­ле­ние.

Пере­вод­чик Мари­чи­ка и даль­ше пла­ни­ру­ет стро­ить свою жизнь в Бре­бе. Во вре­мя кани­кул она помо­га­ет семье сле­дить за хозяй­ством, летом вме­сте со все­ми уби­ра­ет сено. После окон­ча­ния уни­вер­си­те­та Мари­чи­ка хочет открыть свое дело. «У нас так мно­го лугов, так поче­му бы не постро­ить бун­га­ло для отды­ха тури­стов», – меч­та­ет моло­дая румын­ка. Совсем недав­но авиа­ком­па­нии лоуко­сте­ры откры­ли свои рей­сы в Бая-Маре, а зна­чит, в бли­жай­шем буду­щем все боль­ше тури­стов ста­нет при­ез­жать в румын­ский Мара­му­реш.

Читайте также