Фото: DLG

Согласен на медаль?

Фото: DLG

Нынеш­ние вре­ме­на тре­бу­ют свер­ше­ний. Какие‑то из них рядо­вые: не про­иг­рать «бит­ву за уро­жай» после про­лив­ных дождей, выбрать стра­те­гию корм­ле­ния при огра­ни­чен­ной доступ­но­сти каче­ствен­ных кор­мов, не уро­нив при этом про­из­вод­ство моло­ка и телок на про­да­жу. Есть и менее обы­ден­ные вызо­вы. Одни при­кла­ды­ва­ют геро­и­че­ские уси­лия, что­бы решить вопрос со сбы­том зер­на, упав­ше­го в цене на внут­рен­нем рын­ке. Дру­гие, вопре­ки убыт­кам, стре­мят­ся спа­сти толь­ко встав­шую на кры­ло отрасль глу­бо­кой пере­ра­бот­ки зер­на, недо­уме­вая, кто же доду­мал­ся в такой ситу­а­ции откры­вать соб­ствен­ный рынок для деше­во­го импор­та. Похо­жая ситу­а­ция и в мяс­ном ско­то­вод­стве – допуск чужой говя­ди­ны без вся­ких пошлин в пре­де­лах кво­ты обру­шил рынок: с мая по июль цены на живой скот упа­ли на 15 – 25 % – пере­ра­бот­чи­ку выгод­нее купить замо­роз­ку. Пого­ва­ри­ва­ют, что эту меру «по ста­би­ли­за­ции рын­ка говя­ди­ны» наме­ре­ва­ют­ся про­длить на 2023‑й, и ско­то­во­ды пыта­ют­ся при­влечь вни­ма­ние регу­ля­то­ра к про­бле­ме. В авраль­ном режи­ме под угро­зой штра­фов встро­ить­ся в сырую систе­му ФГИС «Зер­но», кото­рую, со слов пер­вых поль­зо­ва­те­лей, раз­ра­ба­ты­ва­ли люди, дале­кие от прак­ти­ки, – тоже свер­ше­ние. Похо­же, к подоб­ным дея­ни­ям надо гото­вить­ся и животноводам.

Конеч­но, на фоне акту­аль­ных гло­баль­ных про­блем эти свер­ше­ния кажут­ся почти быто­вы­ми. Но «быто­вые» – не зна­чит мало­зна­чи­тель­ные: они тре­бу­ют выхо­да за рам­ки при­выч­но­го, готов­но­сти пре­одо­леть себя, пожерт­во­вать чем‑то ради обще­го дела. Вот и нам неле­по жало­вать­ся на невоз­мож­ность посе­тить глав­ное собы­тие двух­ле­тия для живот­но­во­дов – выстав­ку EuroTier. Еще недав­но мы жда­ли осе­ни, что­бы узнать, чем дышит миро­вое живот­но­вод­ство, оце­нить трен­ды, спо­соб­ные помочь аграр­но­му биз­не­су вый­ти на новый виток раз­ви­тия, а миро­во­му сооб­ще­ству – еще на шаг при­бли­зить­ся к высо­кой цели реше­ния про­бле­мы голо­да. На экс­по­зи­цию нам не попасть, но поку­да не закрыт для рос­сий­ских IP сайт выстав­ки, под­гля­дим в щелоч­ку: в кон­це кон­цов век­тор раз­ви­тия аграр­но­го сек­то­ра в фило­соф­ском смыс­ле не меня­ет­ся в зави­си­мо­сти от того, по какую сто­ро­ну гра­ни­цы вы нахо­ди­тесь: насе­ле­нию пла­не­ты нуж­на пища, про­до­воль­ствие ста­но­вит­ся инстру­мен­том поли­ти­ки, и каж­дая стра­на стре­мит­ся зави­сеть от дру­гих как мож­но мень­ше. И пусть пока невоз­мож­но вос­поль­зо­вать­ся все­ми пере­до­вы­ми дости­же­ни­я­ми, хотя бы ори­ен­ти­ро­вать­ся в про­ис­хо­дя­щем за гори­зон­том так­ти­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния крайне важ­но для под­дер­жа­ния бое­во­го духа. Из 150 нови­нок жюри ган­но­вер­ской выстав­ки 2022 года удо­сто­и­ло золо­тых меда­лей лишь четыре.

С цен­траль­ным про­цес­сом в про­из­вод­стве моло­ка свя­за­на золо­тая медаль, полу­чен­ная ком­па­ни­ей Siliconform Vertriebs, – рези­на для доиль­ных ста­ка­нов Stimulor StressLess с вол­но­об­раз­ным про­фи­лем под­хо­дит сос­кам любо­го раз­ме­ра и фор­мы и предо­хра­ня­ет от масти­та. О здо­ро­вье живот­но­го заду­мы­ва­лись и раз­ра­бот­чи­ки GEA Farm Technologies: ком­па­ния полу­чи­ла золо­то за систе­му управ­ле­ния непро­стым для высо­ко­про­дук­тив­ных стад про­цес­сом запус­ка. Ком­пью­тер­ный алго­ритм, инте­гри­ро­ван­ный в про­грам­му управ­ле­ния ста­дом, про­счи­ты­ва­ет для коро­вы инди­ви­ду­аль­ную тра­ек­то­рию «при­зем­ле­ния» в сухо­стой: за несколь­ко дней до запла­ни­ро­ван­но­го запус­ка систе­ма AutoDry велит сни­мать доиль­ные ста­ка­ны чуть рань­ше. Посте­пен­ное сни­же­ние объ­е­ма выда­и­ва­е­мо­го моло­ка поз­во­ля­ет есте­ствен­но завер­шить лактацию.

Цель – здо­ро­вье, сред­ство – ком­пью­тер­ные алго­рит­мы поло­же­ны в осно­ву тре­тье­го обла­да­те­ля золо­той меда­ли – аку­сти­че­ской систе­мы SoundTalks от кор­по­ра­ции Boehringer Ingelheim Vetmedica: шесть мик­ро­фо­нов посто­ян­но под­слу­ши­ва­ют зву­ки, изда­ва­е­мые сви­нья­ми, искус­ствен­ный интел­лект их ана­ли­зи­ру­ет и при подо­зре­нии на респи­ра­тор­ные забо­ле­ва­ния дает сиг­нал спе­ци­а­ли­сту для при­ня­тия мер.

Толь­ко чет­вер­тый меда­лист непри­вы­чен для прак­тич­ных рос­сий­ских агра­ри­ев: золо­то ком­па­нии Wasserbauer при­су­ди­ли за робо­та для убор­ки наво­за в конюш­нях Active Cleaner: он отсле­жи­ва­ет появ­ле­ние кон­ских «яблок» и вовре­мя уби­ра­ет их, сни­жая эмис­сию вред­ных газов – на бла­го живот­ных, чело­ве­ка, окру­жа­ю­щей среды.

На темы здо­ро­вья и гиги­е­ны живот­ных так или ина­че завя­за­ны боль­шин­ство сереб­ря­ных меда­ли­стов – их в Ган­но­ве­ре выбра­ли 14. Кста­ти, какие‑то из изоб­ре­те­ний вполне вос­про­из­во­ди­мы: напри­мер, 3D‑камера optiMARKER от Hölscher + Leuschner выяв­ля­ет достиг­ших опти­маль­но­го веса на откор­ме сви­ней, а мани­пу­ля­тор поме­ча­ет их спре­ем – так на убой отправ­ля­ет­ся вырав­нен­ная пар­тия. Есть и менее реле­вант­ные для рос­сий­ских живот­но­во­дов реше­ния: при нынеш­них ценах на зер­но едва ли вос­тре­бо­ва­на будет систе­ма Dry. Sec, поз­во­ля­ю­щая инте­гри­ро­вать в корм­ле­ние сви­ней личи­нок чер­ной львинки.

Но мно­гие «оме­да­лен­ные» тех­ни­че­ские под­хо­ды вовсе не явля­ют­ся чем‑то запре­дель­ным и, на мой взгляд, вполне под силу нашим инже­не­рам и про­грам­ми­стам: раз уж, как пишут запад­ные СМИ, рос­сий­ские хаке­ры вли­я­ют на выбо­ры за рубе­жом, то встать на сто­ро­ну сво­их агра­ри­ев им не соста­вит тру­да. Тем более что в при­клад­ных реше­ни­ях потреб­ность выше, чем в инфор­ма­ци­он­ных систе­мах, осо­бен­но если они «зато­че­ны» под кон­троль со сто­ро­ны госу­дар­ства, а не на важ­ную для отрас­ли доступ­ность досто­вер­ной инфор­ма­ции. Без нее и в при­выч­ных усло­ви­ях пла­ни­ро­ва­ние про­из­вод­ства ста­но­вит­ся вызо­вом, а в эпо­ху тур­бу­лент­но­сти – и вовсе подвиг.

Мало про­фес­сий более мир­ных, чем аграр­ные, и за то, что вы дела­е­те вопре­ки обсто­я­тель­ствам, –каж­дый уже досто­ин медали.

 

Фото: Adobe Stock

Мы верим твердо…

Фото: Adobe Stock

Россий­ские нефть и газ ток­сич­ны. Речь не об эко­ло­гии: изме­нив­ша­я­ся поли­ти­че­ская ситу­а­ция пре­вра­ти­ла цен­ные экс­порт­ные про­дук­ты в запрет­ный плод для мно­гих поку­па­те­лей. Пока за рубе­жом рас­счи­ты­ва­ют, чем будет выгод­нее топить этой зимой, осо­бое вни­ма­ние внут­ри стра­ны при­ко­ва­но к дру­го­му экс­порт­но­му про­дук­ту – зерну.

В этом сек­то­ре Рос­сия сде­ла­ла огром­ный ска­чок за два­дцать лет: в 1998 году, когда был создан наш жур­нал, рос­сий­ские агра­рии собра­ли 55 млн тонн зер­на. В мае с.г. пре­зи­дент стра­ны В. Путин заявил о про­гно­зах на уро­жай теку­ще­го года – 130 млн тонн, что поз­во­ли­ло бы дове­сти экс­порт до 37 млн тонн, а в сле­ду­ю­щем – и до 50 млн. Прав­да, в нача­ле авгу­ста гла­ва Мин­сель­хоза Дмит­рий Патру­шев, выра­зив оза­бо­чен­ность замед­ле­ни­ем хода убор­ки, пред­по­ло­жил, что рекорд 2020‑го (133,5 млн тонн) в нынеш­нем году недостижим.

Рекор­ды «не гро­зят» и дру­гим стра­нам. Сни­же­ны про­гно­зы в Гер­ма­нии: минус 7 % к сред­ней за 5 лет – до 41,2 млн тонн. Вес­ной неуте­ши­тель­ные ново­сти при­хо­ди­ли от круп­но­го гло­баль­но­го игро­ка – США: ожи­да­лось сни­же­ние уро­жая ози­мой пше­ни­цы на 8 %, впро­чем, яро­вая обе­ща­ет с лих­вой ком­пен­си­ро­вать ущерб.

Нару­ше­ние цепо­чек поста­вок вызва­ло в мире пани­че­ские настро­е­ния: в июне в ООН заяви­ли, что миру угро­жа­ет голод; индекс про­до­воль­ствен­ных цен, по оцен­ке ФАО, в мар­те под­ско­чил на треть к мар­ту 2021‑го, а индекс цен на зер­но за март вырос на 17,1 % за месяц. Сей­час опа­се­ния ослаб­ли, миро­вые цены пополз­ли вниз…

Кажет­ся, ни жите­лям нашей стра­ны, ни живот­но­во­дам бес­по­ко­ить­ся о ста­биль­ном обес­пе­че­нии хле­бом и фура­жом не сто­ит. Одна­ко «без­опас­ность» в кон­тек­сте про­до­воль­ствия под­ра­зу­ме­ва­ет не толь­ко физи­че­ское нали­чие, но и эко­но­ми­че­скую доступ­ность, и тут, как гово­рит­ся, есть вопро­сы. Хотя экс­порт при нынеш­нем кур­се наци­о­наль­ной валю­ты и логи­сти­че­ских слож­но­стях уже не столь при­вле­ка­те­лен для рас­те­ние­во­дов, цены на внут­рен­нем рын­ке едва ли будут радо­вать живот­но­во­дов и пище­ви­ков. Кор­ни, как все­гда, в зем­ле, точ­нее, в рас­те­ние­вод­стве. Тре­во­гу феде­раль­но­го мини­стра вызы­ва­ли «погод­ные усло­вия и осо­бен­но­сти экс­плу­а­та­ции сель­ско­хо­зяй­ствен­ной тех­ни­ки». И если с пого­дой ниче­го поде­лать нель­зя, то сель­хоз­тех­ни­ка – не резуль­тат дей­ствия небес­ной кан­це­ля­рии, а плод рук чело­ве­че­ских. Что за «осо­бен­но­сти экс­плу­а­та­ции» под­ра­зу­ме­вал министр? Погод­ные усло­вия, не поз­во­ля­ю­щие тех­ни­ке выхо­дить в поля? Или невоз­мож­ность высо­ко­про­из­во­ди­тель­ной импорт­ной тех­ни­ки рабо­тать без над­ле­жа­ще­го сер­ви­са и запчастей?

Кван­то­вый ска­чок в зер­но­про­из­вод­стве, дав­ший уве­ли­че­ние вало­вых сбо­ров в пол­то­ра раза за 20 лет при сокра­ще­нии пло­ща­дей на 5 %, был обес­пе­чен высо­ки­ми тех­но­ло­ги­я­ми, при­шед­ши­ми с Запа­да. Сего­дня нашим агра­ри­ям при­дет­ся менять ори­ен­тир: ветер дует с Востока.

Впро­чем, два­дцать лет назад и «Рост­сель­маш» был иным: толь­ко в 2003 году сошел с кон­вей­е­ра зер­но­убо­роч­ник семей­ства Vector. Нача­ло нынеш­не­го авгу­ста озна­ме­но­ва­лось для флаг­ма­на сель­хоз­ма­ши­но­стро­е­ния рекорд­ным намо­ло­том в 400,84 тон­ны за 8‑часовую сме­ну – такую про­из­во­ди­тель­ность про­де­мон­стри­ро­вал Torum 785 в Орлов­ской обла­сти. Но путь к рекор­дам не был быст­рым: про­то­тип пред­ста­ви­ли в 2005 году в Пари­же и лишь в 2009‑м выпу­сти­ли в серию. А в сколь­ких направ­ле­ни­ях раз­ви­тия обо­ру­до­ва­ния для сель­ско­го хозяй­ства сде­ла­ны толь­ко пер­вые шаги?

Опять же, про­ек­ти­ро­ва­ние тех­ни­ки все же более пред­ска­зу­е­мо по сро­кам, в отли­чие от рабо­ты с живы­ми орга­низ­ма­ми. А ведь дру­гая состав­ля­ю­щая нынеш­них рекор­дов – новые сор­та, адап­ти­ро­ван­ные и к тех­но­ло­ги­ям, и к меня­ю­ще­му­ся кли­ма­ту, и к инфек­ци­он­но­му дав­ле­нию. Мож­но ли ожи­дать быст­ро­го выхо­да на рекор­ды оте­че­ствен­ных сор­тов. Хотя опре­де­лен­ный задел в этой сфе­ре все же есть. Рекорд­ная адап­тив­ность тре­бу­ет­ся и самим агра­ри­ям: экс­порт­ные пошли­ны, сме­на сор­тов с при­выч­ных на доступ­ные, новые цены на «рас­ход­ни­ки»…

Про меня­ю­щи­е­ся «рамоч­ные» усло­вия и гово­рить не при­хо­дит­ся. Слов­но совер­шен­но не опа­са­ясь, что совре­мен­ные мето­ды мони­то­рин­га могут отрезв­ля­ю­ще скор­рек­ти­ро­вать при­выч­ную «мил­ли­он­ную» ста­ти­сти­ку, адми­ни­стра­то­ры отрас­ли вво­дят ФГИС «Зер­но». Систе­ма тре­бу­ет даже от самых мел­ких фер­ме­ров обя­за­тель­но­го предо­став­ле­ния све­де­ний по при­ем­ке, отгруз­ке, реа­ли­за­ции зер­на… То, что рань­ше отгру­жа­лось с кром­ки поля, теперь надо вез­ти на весо­вую (кото­рую еще надо обо­ру­до­вать), что­бы задо­ку­мен­ти­ро­вать партию.

Кро­ме «уче­та и кон­тро­ля» воз­рож­да­ют­ся и дру­гие соци­а­ли­сти­че­ские мето­ды – раз­на­ряд­ки, напри­мер. И вот Мин­сель­хоз в «рекомендательно‑директивном» поряд­ке пору­ча­ет реги­о­наль­ным ведом­ствам про вести пере­го­во­ры с сель­хоз­про­из­во­ди­те­ля­ми и убе­дить их в первую оче­редь заку­пать рос­сий­ские семе­на. Цель высо­кая: к 2024 году доля оте­че­ствен­но­го семен­но­го мате­ри­а­ла долж­на вый­ти на рубеж 75 %. Дума­ет­ся, если бы в 2000‑м агра­ри­ям так­же «насто­я­тель­но реко­мен­до­ва­ли» пред­по­честь услов­но­му «Кла­а­су» услов­ный «Рост­сель­маш», ни рекор­дов нынеш­них не было бы, ни сам оте­че­ствен­ный завод не пре­вра­тил­ся бы в транс­на­ци­о­наль­ную ком­па­нию с зару­беж­ны­ми фили­а­ла­ми: кон­ку­рен­ция оста­ет­ся непре­взой­ден­ным моти­ва­то­ром к посто­ян­но­му росту.

Ждать ли в буду­щем рекор­дов от наших про­из­во­ди­те­лей зер­на – вопрос откры­тый. Пока же уте­шим­ся осо­бым мне­ни­ем дирек­то­ра Инсти­ту­та конъ­юнк­ту­ры аграр­но­го рын­ка Дмит­рия Рыль­ко: экс­перт заве­рил, что даже абсо­лют­ный рекорд ново­го вре­ме­ни (2017‑й – 135,5 млн тонн) в этом году будет превзойден.

 

Фото: Adobe Stock

Выбираем «Быть!»

Фото: Adobe Stock

Пару меся­цев назад гам­ле­тов­ское «Быть или не быть?» повис­ло в воз­ду­хе нашей редак­ции. Совсем не над этим экзи­стен­ци­аль­ным выбо­ром меч­та­ли мы раз­мыш­лять: в сле­ду­ю­щем году «Новое сель­ское хозяй­ство» долж­но было отме­тить чет­верть­ве­ко­вой юби­лей, и мы стро­и­ли боль­шие пла­ны на 2023-й.

Да, без мало­го 25 лет назад, вес­ной 1998-го, малень­кая коман­да во гла­ве с Тома­сом Тан­не­бер­ге­ром в сотруд­ни­че­стве с Немец­ким сель­ско­хо­зяй­ствен­ным изда­тель­ством dlv выпу­сти­ла пер­вый номер НСХ. Листая ста­рые жур­на­лы, мы сами не верим, как дале­ко шаг­ну­ла наша коман­да – и с точ­ки зре­ния поли­гра­фии, и по каче­ству напол­не­ния. И в кон­це кон­цов как дале­ко впе­ред шаг­ну­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­ные тех­но­ло­гии в нашей стране за эти годы!

Два­дцать тысяч стра­ниц тек­стов, тера­бай­ты фото­гра­фий, тыся­чи кило­мет­ров в пути и мил­ли­о­ны минут обще­ния с инте­рес­ны­ми людь­ми – про­фес­си­о­на­ла­ми сво­е­го дела… А еще пол­то­ры сот­ни репор­та­жей из рос­сий­ских хозяйств, в два-три раза боль­ше корот­ких исто­рий, сот­ни заме­ток с кон­фе­рен­ций, выста­вок, дней поля, в том чис­ле и из-за рубежа.

Путь жур­на­ла не был про­стым: уже в пер­вый год рабо­ты стра­ну накрыл эко­но­ми­че­ский кри­зис, но коман­да про­дер­жа­лась до 2002-го, когда госу­дар­ство повер­ну­лось лицом к сель­ско­му хозяй­ству, а агра­рии оце­ни­ли пер­спек­ти­вы про­ве­рен­ных на Запа­де тех­но­ло­гий. Тогда же при­шло и осо-зна­ние исти­ны «Тех­ни­ка в руках дика­ря – кусок метал­ла». Мы с готов­но­стью узна­ва­ли новое сами и удо­вле­тво­ря­ли вашу жаж­ду зна­ний. Явля­ясь про­вай­де­ром инно­ва­ци­он­ных тех­но­ло­гий, мы и сей­час чув­ству­ем свою при­част­ность к тому, как тыся­ча­ми агра­ри­ев было выстро­е­но дей­стви­тель­но новое сель­ское хозяй­ство, гото­вое в усло­ви­ях рыноч­ной эко­но­ми­ки кор­мить рас­ту­щее насе­ле­ние пла­не­ты, без ущер­ба эко­ло­гии. Мно­гие из успеш­ных ныне сель­хоз­ни­ков при­шли на село из дру­гих сфер биз­не­са, их потреб­ность в зна­нии была еще выше, и они нахо­ди­ли отве­ты на свои вопро­сы на стра­ни­цах наше­го издания.

Вме­сте с вами мы были сви­де­те­ля­ми при­хо­да в Рос­сию пер­вых доиль­ных робо­тов, появ­ле­ния пер­вой в стране био­га­зо­вой уста­нов­ки, ста­нов­ле­ния ресур­со­сбе­ре­га­ю­ще­го и точ­но­го зем­ле­де­лия, зарож­де­ния новых направ­ле­ний – от молоч­но­го козо­вод­ства до орга­ни­че­ско­го сель­ско­го хозяй­ства, побед­но­го шествия совре­мен­ных сель­хоз­ма­шин оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства на меж­ду­на­род­ных выставках.

Новей­шая тех­ни­ка и тех­но­ло­гии были пред­став­ле­ны на стра­ни­цах НСХ со всех сто­рон – без ута­и­ва­ния плю­сов и мину­сов. Мы рас­ска­зы­ва­ли о дости­же­ни­ях при­клад­ной аграр­ной нау­ки, ведь, увы, у евро­пей­ских уче­ных с финан­си­ро­ва­ни­ем иссле­до­ва­ний дела все­гда обсто­я­ли луч­ше. Мно­го инфор­ма­ции чер­па­лось из сотруд­ни­че­ства с кол­ле­га­ми из Немец­ко­го сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го изда­тель­ства dlv. Будучи чле­на­ми сооб­ще­ства аграр­ных жур­на­ли­стов, редак­то­ры НСХ были вовле­че­ны в сов­мест­ные про­ек­ты, вхо­ди­ли в состав жюри пре­стиж­ных пре­мий, в том чис­ле «Маши­на года».

Дви­же­ние зна­ний не было одно­сто­рон­ним: евро­пей­ским фер­ме­рам мы рас­ска­зы­ва­ли о дости­же­ни­ях их кол­лег в Рос­сии, тем более что наши хозяй­ства демон­стри­ро­ва­ли впе­чат­ля­ю­щую пре­ем­ствен­ность тех­но­ло­гий и резуль­та­ты их внед­ре­ния в прак­ти­ку, твер­до вста­ли на ноги и научи­лись полу­чать по 80 цент­не­ров пше­ни­цы с гек­та­ра и 12 тонн моло­ка от коровы.

НСХ пере­жи­вал со стра­ной непро­стые вре­ме­на и оста­вал­ся вер­ным сво­е­му кре­до: транс­ли­ро­вать пере­до­вой опыт дру­гих стран в аграр­ном сек­то­ре; он вдох­нов­лял чита­те­лей на экс­пе­ри­мен­ты в поле и на фер­ме, под­бра­сы­вал им све­жие идеи. Но в пред­две­рии 25-летия изда­ние очу­ти­лось в ситу­а­ции изо­ля­ции от евро­пей­ских ресур­сов (а ведь, отме­тим, закон­ные отно­ше­ния с ино­стран­ны­ми авто­ра­ми все­гда были для нас делом чести) и отсут­ствия раз­ре­ше­ния на пред­став­ле­ние зару­беж­ных раз­ра­бо­ток на стра­ни­цах наше­го жур­на­ла. В усло­ви­ях неопре­де­лен­но­сти при­тор­мо­зи­ли рабо­ту зару­беж­ные рекла­мо­да­те­ли, ведь рынок семян, обо­ру­до­ва­ния, сель­хоз­тех­ни­ки в Рос­сии пере­жи­ва­ет транс­фор­ма­цию. Тут во всей объ­ем­но­сти и встал перед нами вопрос, так мучав­ший прин­ца датского.

«Есть толь­ко один боль­шой риск, кото­ро­го вы долж­ны избе­гать любой ценой, – риск ниче­го не делать». Эта цита­та пита­ла нашу уве­рен­ность в сво­ем деле. Было реше­но дей­ство­вать и сохра­нять лицо: под­дер­жи­вать содер­жа­тель­ную и визу­аль­ную часть жур­на­ла на при­выч­ном вам уровне. Пусть по при­чине цен на печать НСХ стал тонь­ше, но сей­час вы дер­жи­те в руках уже тре­тий выпуск за этот год! В нем еще боль­ше соб­ствен­ных мате­ри­а­лов – спа­си­бо зна­нию ино­стран­ных язы­ков, про­фес­си­о­наль­но­му аграр­но­му обра­зо­ва­нию и нашим кол­ле­гам, в том чис­ле и вырос­шим на удоб­рен­ном НСХ субстрате.

Наши зна­ния и опыт накоп­ле­ны и во вре­мя пресс-туров, поез­док на репор­та­жи и кон­фе­рен­ции. Это было бы невоз­мож­ным, будь жур­нал для нас «побоч­ным про­дук­том». Редак­ция, явля­ясь для нас основ­ным местом рабо­ты, неред­ко ста­но­ви­лась и домом, куда, кста­ти мог­ли при­е­хать и вы – за све­жим выпус­ком жур­на­ла или новой кни­гой. Да, ведь кро­ме жур­на­ла, мы гор­дим­ся наши­ми книж­ны­ми про­ек­та­ми: «Биб­лио­те­кой рас­те­ние­во­да» – насле­ди­ем немец­ко­го про­фес­со­ра Д. Шпа­ара, кото­рое ста­ло клас­си­кой для агро­но­мов стра­ны, и издан­ны­ми в сотруд­ни­че­стве с гол­ланд­ским изда­тель­ством Roodbont сери­я­ми «Сиг­на­лов…» (коров / сви­ней / пти­цы) – настоль­ны­ми кни­га­ми животноводов.

Мно­гие из вас при­вык­ли полу­чать жур­нал бес­плат­но на выстав­ках, кон­фе­рен­ци­ях или ста­биль­но по под­пис­ке шесть раз в год. Но сего­дня мы вынуж­де­ны при­знать, что ресурс и воз­мож­но­сти сохра­нить лицо и фор­мат изда­ния прак­ти­че­ски исчер­па­ны – обсто­я­тель­ства тре­бу­ют замо­роз­ки проекта.

Доро­гой чита­тель! Поль­зу­ясь воз­мож­но­стью, хотим ска­зать искрен­нее спа­си­бо всем нашим пре­дан­ным под­пис­чи­кам и парт­не­рам, так дол­го шед­шим с нами рука об руку! Мы сохра­ня­ем надеж­ду на встре­чи – в полях, на фер­мах, выстав­ках… Не исклю­че­но, что оче­ред­ной выпуск НСХ при­дет к вам в срок, но вели­ка веро­ят­ность и того, что это­го не про­изой­дет. Мы риск­нем толь­ко заве­рить, что выби­ра­ем «Быть!» и при­ло­жим все уси­лия, что­бы НСХ в той или иной фор­ме оста­вал­ся частью вашей жизни.

Пусть новое оста­ет­ся новым!

Фото: Shatterstock

Не зря сеяли?

Фото: Shatterstock

Рабо­та редак­то­ра похо­жа на труд агра­рия: зер­но идеи пада­ет на бла­го­дат­ную поч­ву, мысль вызре­ва­ет и уро­жай в фор­ма­те ста­тьи ста­но­вит­ся доступ­ным чита­те­лям. Есть и раз­ни­ца: в нашем жур­на­ле меж­ду убо­роч­ны­ми про­хо­дит все­го два месяца.

Нача­ло «посев­ной» это­го номе­ра при­шлось на выстав­ку Agros – первую почти пост­ко­вид­ную встре­чу: мы были еще в мас­ках, но уже не мог­ли выдер­жи­вать соци­аль­ную дистан­цию! Поэто­му, несмот­ря на скром­ную экс­по­зи­цию и вход по куар-кодам, в «Кро­ку­се» цари­ло ожив­ле­ние. Каза­лось, вот-вот зажи­вем по-прежнему.

Нача­ло «убо­роч­ной» НСХ № 2 / 22 озна­ме­но­ва­ла выстав­ка «Мяс­ная инду­стрия. Кури­ный король». В том же «Кро­ку­се», но в дру­гом мире: без масок, но и без радост­но­го воз­буж­де­ния и пред­вку­ше­ния воз­вра­та на доко­вид­ные рель­сы, кото­рые, каза­лось, вели в свет­лое буду­щее. Чем-то новый мир напо­ми­на­ет тот, в кото­ром НСХ был создан: в 1998-м обсуж­да­ли не рис­ки пере­про­из­вод­ства и пер­спек­ти­вы экс­пор­та, а про­бле­мы про­до­воль­ствен­ной без­опас­но­сти и огра­ни­чен­но­сти мно­же­ства ресурсов.

Баналь­ность утвер­жде­ния «Мир нико­гда не будет преж­ним» не меня­ет непре­лож­но­сти фак­та: имен­но агра­ри­ям этот мир кор­мить. В усло­ви­ях схло­пы­ва­ния гло­баль­ной повест­ки на оте­че­ствен­ных про­из­во­ди­те­лях лежит в первую оче­редь ответ­ствен­ность за обес­пе­че­ние сограж­дан. Гото­вы ли вы? На мар­тов­ской выстав­ке пред­ста­ви­те­ли живот­но­вод­че­ских отрас­ле­вых сою­зов при­зна­ва­ли, что по ряду направ­ле­ний зави­си­мость от импор­та, закры­то­го для нас санк­ци­я­ми, доста­точ­но высо­ка. Высо­ка зави­си­мость и в рас­те­ние­вод­стве, в первую оче­редь по семен­но­му мате­ри­а­лу и дей­ству­ю­щим веществам.

Кто вино­ват? Едва ли мож­но винить вла­дель­цев пти­це­вод­че­ских пред­при­я­тий в том, что при раз­ру­шен­ной оте­че­ствен­ной пле­мен­ной систе­ме им про­ще было вос­поль­зо­вать­ся гото­вы­ми реше­ни­я­ми от зару­беж­ных постав­щи­ков. Без под­держ­ки выстро­ить «с нуля» про­из­вод­ство вита­ми­нов или глу­бо­кую пере­ра­бот­ку тоже было нере­аль­но, и об этом экс­пер­ты не раз били тре­во­гу на кон­фе­рен­ци­ях и на наших страницах.

Иллю­зии откры­то­сти мира и став­ка на меж­ду­на­род­ное раз­де­ле­ние тру­да поста­ви­ли в зави­си­мость от поста­вок из-за рубе­жа даже оте­че­ствен­ных маши­но­стро­и­те­лей. Но гораз­до важ­нее ответ на дру­гой сакра­мен­таль­ный рус­ский вопрос– «Что делать?», ведь, и отки­нув чув­ство вины, от ответ­ствен­но­сти не уйти. Сфе­ра ответ­ствен­но­сти агра­ри­ев – накор­мить стра­ну. Зада­ча мак­си­мум – накор­мить пол­но­цен­но, вкус­но и по доступ­ной цене. Ответ­ствен­ность эту нуж­но делить с госу­дар­ством: пона­до­бил­ся дей­стви­тель­но форс-мажор, что­бы оно раз­вер­ну­лось к сель­ско­му хозяй­ству лицом, а не гля­де­ло впол­обо­ро­та. И вот уже вво­дят мора­то­рии на про­вер­ки биз­не­са, выде­ля­ют кре­ди­ты («хоро­шо, но мало»), вво­дят льгот­ные тари­фы на пере­воз­ку сель­хоз­про­дук­ции, нало­го­вые послаб­ле­ния, а живот­но­вод­ство осво­бо­ди­ли от «кли­ма­ти­че­ско­го обро­ка». Сра­бо­та­ет ли это?

Агра­рии, как никто, зна­ют цену пого­вор­ке про вына­ши­ва­ние девя­тью жен­щи­на­ми ребен­ка за месяц: для устой­чи­во­сти сек­то­ра все эти меры надо было пред­при­ни­мать, что назы­ва­ет­ся, «поза­вче­ра». Так что выста­и­вать при­дет­ся с тем, что име­ем. А что мы име­ем? В 2021 году в Рос­сии съе­ли впе­чат­ля­ю­щие 77 кг мяса на душу насе­ле­ния. Гали­на Бобы­ле­ва («Роспти­це­со­юз») заяви­ла, что пару лет пти­це­во­ды смо­гут про­дер­жать­ся даже без поста­вок плем­ма­те­ри­а­ла, а оте­че­ствен­ная «Сме­на» по пока­за­те­лям «иден­тич­на зару­беж­ным крос­сам». Юрий Кова­лев (Наци­о­наль­ный союз сви­но­во­дов) заве­рил, что обес­пе­чим себя и сви­ни­ной, прав­да, себе­сто­и­мость обе­ща­ет вырас­ти почти на чет­верть – логи­сти­ка, пре­па­ра­ты, кор­ма. Тре­во­жит живот­но­во­дов не вете­ри­на­рия (там оте­че­ствен­ных пре­па­ра­тов и вак­цин почти поло­ви­на) или кор­мо­вые добав­ки, где по ряду пози­ций зави­си­мость от импорт­ных ингре­ди­ен­тов дохо­дит до 80 % (они из Китая и Индии, но вы виде­ли цены на пере­воз­ку?!). Тре­во­жит их зер­но, точ­нее цены на него. В про­шлом году вве­де­ние непо­пу­ляр­ных у про­из­во­ди­те­лей это­го гло­баль­но­го сырье­во­го това­ра экс­порт­ных огра­ни­че­ний, по сло­вам Г. Бобы­ле­вой, «спас­ло» пти­це­во­дов и сви­но­во­дов, кото­рые обес­пе­чи­ва­ют насе­ле­ние пол­но­цен­ным, но недо­ро­гим живот­ным бел­ком. Но в про­те­ин мож­но кон­вер­ти­ро­вать не толь­ко зер­но: непри­год­ное для чело­ве­ка гру­бое рас­ти­тель­ное сырье пре­вра­ща­ют в мясо коро­вы, но… мяс­ное ско­то­вод­ство так и не воз­ник­ло. Об этом сокру­шал­ся гла­ва Наци­о­наль­но­го сою­за про­из­во­ди­те­лей говя­ди­ны Роман Костюк: «Мы упер­лись в про­из­вод­ство 1,6 – 1,7 млн тонн говя­ди­ны в год, а ввез­ти необ­хо­ди­мые 50 – 70 тыс. голов неот­ку­да: в Мон­го­лии засу­ха, в Укра­ине спе­цо­пе­ра­ция, Казах­ста­ну мы сами поста­ви­ли запрет. Поэто­му с гене­ти­кой мож­но не моро­чить­ся – любое мясо купят».

Мы сви­де­те­ли – о необ­хо­ди­мо­сти фор­ми­ро­ва­ния мяс­но­го ско­то­вод­ства с раз­де­ле­ни­ем тру­да и госу­дар­ствен­ной под­держ­кой (оку­па­е­мость 7 – 10 лет – не для «биз­не­са по-рус­ски»!), в том чис­ле как инстру­мен­та раз­ви­тия сель­ских тер­ри­то­рий, Р. Костюк гово­рил дав­но. А теперь, когда под­держ­ка тре­бу­ет­ся более «народ­ным», чем про­из­вод­ство стей­ков, направ­ле­ни­ям, наде­ять­ся на госу­дар­ство не приходится.

Что же, сахар и зер­но у нас есть и будут, ози­мые пере­жи­ли зимов­ку, начал­ся сев яро­вых. Наш жур­нал, увы, более зави­сим от импор­та: в сво­ем стрем­ле­нии доне­сти инфор­ма­цию о луч­ших миро­вых прак­ти­ках и тех­но­ло­ги­ях мы ока­за­лись без досту­па к при­выч­но­му «посев­но­му мате­ри­а­лу». Оста­ет­ся наде­ять­ся, что рано или позд­но оте­че­ствен­ная нау­ка смо­жет снаб­жать прак­ти­ков столь же цен­ной при­клад­ной инфор­ма­ци­ей, кото­рую мы доно­си­ли до вас все эти годы. Может, и мы не зря сеяли?

Фото: Adobe Stock

Не в лесу живем…

Фото: Adobe Stock

Сбер­банк купил 161 тыся­чу «зеле­ных» сер­ти­фи­ка­тов, покрыв 18 % потреб­но­сти в элек­тро­энер­гии за счет воз­об­нов­ля­е­мых источ­ни­ков (ВИЭ). Об этом я про­чла на бор­ту само­ле­та в Крас­но­дар, не подо­зре­вая, что тема угле­род­но­го сле­да будет в топе на дол­го­ждан­ной выстав­ке «ЮгА­г­ро».

Сбер рабо­та­ет над «зеле­ным» ими­джем не пер­вый год, мини­ми­зи­руя исполь­зо­ва­ние бума­ги и меняя «пла­стик» карт на «циф­ру», а его пред­ста­ви­те­ли пого­ва­ри­ва­ют о готов­но­сти под­дер­жать биз­нес «зеле­ны­ми кре­ди­та­ми» на эко­ло­ги­че­скую трансформацию.

Про­мыш­лен­ные гиган­ты тоже заду­ма­лись об эко­ло­ги­за­ции и, наря­ду с пере­ра­бот­кой отхо­дов, в том чис­ле и пла­сти­ка, оза­да­чи­лись мини­ми­за­ци­ей выбро­сов пар­ни­ко­вых газов. Биз­нес моти­ви­ру­ет неиз­беж­ность с 2023 года нало­га на импор­ти­ру­е­мую в ЕС про­дук­цию, про­из­ве­ден­ную с угле­род­ным сле­дом. Под­тя­ну­лись и поли­ти­ки: треть экс­пор­та стра­ны при­хо­дит­ся на Евро­со­юз, а угле­род­ный налог кос­нет­ся 42 % экс­порт­но­го пото­ка из РФ (по оцен­кам, он может достичь 7 – 9 млрд долл. США ежегодно).

В мае Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки пред­ста­ви­ла рабо­ту «Бит­ва за кли­мат. Кар­бо­но­вое зем­ле­де­лие», про­де­мон­стри­ро­вав спо­соб­ность Рос­сии не терять день­ги на угле­род­ном сле­де, а зара­ба­ты­вать свы­ше 50 млрд долл. США в год, тор­гуя угле­род­ны­ми кво­та­ми, – это сопо­ста­ви­мо с дохо­да­ми от экс­пор­та газа.

Рос­сий­ские леса спо­соб­ны накап­ли­вать до 625 млн т пар­ни­ко­вых газов в год при годо­вом объ­е­ме выбро­сов в стране 1,6 млрд т в экви­ва­лен­те СО2. А нако­пи­тель­ный потен­ци­ал лесо­за­щит­ных полос еще выше: 1 т / га леса про­тив 7 т / га лесо­по­са­док! Тут впо­ру вспом­нить о залеж­ных зем­лях (их, по раз­ным оцен­кам, от 40 до 90 млн га), зарос­ших моло­дым лесом! Это каки­ми угле­род­ны­ми капи­та­ла­ми мож­но ворочать!

С таким козы­рем в рука­ве пред­ста­ви­те­ли нашей стра­ны на кон­фе­рен­ции ООН об изме­не­нии кли­ма­та в Глаз­го заяви­ли о стра­те­гии низ­ко­уг­ле­род­но­го раз­ви­тия и выхо­да на угле­род­ную ней­траль­ность Рос­сии к 2060 году. Про­зву­ча­ло и рос­сий­ское пред­ло­же­ние о вза­им­ном при­зна­нии и сво­бод­ном обра­ще­нии угле­род­ных еди­ниц от кли­ма­ти­че­ских проектов.

Это зада­ет новый век­тор и сель­ско­му хозяй­ству, ответ­ствен­но­му за 18,4 % пар­ни­ко­вых газов. Вос­ста­но­ви­тель­ное зем­ле­де­лие спо­соб­но при­ве­сти к сни­же­нию эмис­сии угле­кис­ло­го газа более чем на 75 млн т в год, – посчи­та­ли в ВШЭ. Хозяй­ства смо­гут зара­ба­ты­вать на про­да­же экви­ва­лен­тов удер­жан­но­го в поч­ве угле­ро­да. Вот уже рос­сий­ское под­раз­де­ле­ние Bayer Crop Science на выстав­ке в Крас­но­да­ре заяви­ло о воз­мож­ной инте­гра­ции агра­ри­ев Рос­сии в про­ект ком­па­нии, поз­во­ля­ю­щий фер­ме­рам мно­гих стран зара­ба­ты­вать на сек­ве­стра­ции выбро­сов угле­ро­да. Да, пока в стране нет нор­ма­тив­ной, мето­ди­че­ской и инсти­ту­ци­о­наль­ной базы, но рабо­ты над ней ведутся.

Постав­щик циф­ро­вых сер­ви­сов для рас­те­ние­во­дов стра­ны «Инт­Тер­ра» в рам­ках «ЮгА­г­ро» пообе­щал помочь уве­ли­чить выруч­ку за счет No-Till: мони­то­ринг и сер­ти­фи­ка­ция удер­жи­ва­е­мо­го в поч­ве угле­ро­да в отсут­ствие вспаш­ки посред­ством сер­ви­са SkyScout обес­пе­чат вали­да­цию угле­род­ных еди­ниц по меж­ду­на­род­ным стан­дар­там. Зара­бо­тать мож­но до 500 долл. США за деся­ти­ле­тие: пере­ход на бес­плуж­ные тех­но­ло­гии тре­бу­ет вре­ме­ни. Те, кто в теме, добав­ля­ют, что обу­строй­ство кар­бо­но­во­го гек­та­ра обой­дет­ся при­мер­но в 10 долл. США, а «при­мер­но» по фак­ту может вырас­ти в десят­ки раз: ана­ли­ти­ки порой мно­гое упус­ка­ют из виду.

Да и будет ли 500 дол­ла­ров с гек­та­ра за десять лет доста­точ­ной моти­ва­ци­ей для наших агра­ри­ев? Мене­джер по устой­чи­во­му раз­ви­тию биз­не­са ком­па­нии «Син­ген­та» в Рос­сии Еле­на Соко­ло­ва кон­ста­ти­ро­ва­ла, что в 90 % слу­ча­ев рос­сий­ские агра­рии не гото­вы раз­го­ва­ри­вать об эко­ло­гии, и ком­па­ния запу­сти­ла про­ект «Здо­ро­вье почв», ско­рее, для при­вле­че­ния вни­ма­ния к повы­ше­нию пло­до­ро­дия. Рабо­та потре­бу­ет обра­ще­ния к ряду агро­тех­ни­че­ских при­е­мов, кото­рые по сути явля­ют­ся эле­мен­та­ми кар­бо­но­во­го зем­ле­де­лия: гумус напря­мую свя­зан с накоп­ле­ни­ем и удер­жа­ни­ем в поч­ве угле­ро­да (НСХ 5 / 21, с. 54). Когда-нибудь дой­дет и до моне­ти­за­ции сэко­ном­лен­ных угле­род­ных еди­ниц. А «по пути» мож­но полу­чать бону­сы за счет улуч­ше­ния вод­но­го балан­са и струк­ту­ры почв (НСХ 5 / 21, с. 56), раз­ви­тия полез­ных сим­би­о­зов (НСХ 5 / 21, с. 50).

Да, ноябрь при­вел к осо­зна­нию невоз­мож­но­сти суще­ство­ва­ния вне миро­вой кли­ма­ти­че­ской повест­ки, и уже­сто­че­ние эко­ло­ги­че­ских стан­дар­тов затро­нет каж­дую отрасль эко­но­ми­ки. Пора при­смат­ри­вать­ся к новым трен­дам, не дожи­да­ясь 2060-го. Про­из­во­ди­те­ли сель­хоз­тех­ни­ки нача­ли постав­ки на рос­сий­ский рынок машин с нор­ма­ми выхло­па стан­дар­та Tier 4B, раз­ра­ба­ты­вать тех­ни­ку на элек­тро- (НСХ 5 / 21, с. 86) и водо­род­ном «при­во­де».

Агра­рии могут внед­рять и аль­тер­на­тив­ные источ­ни­ки энер­гии, ведь уже к 2024 году, соглас­но кон­цеп­ции раз­ви­тия ВИЭ, доля сол­неч­ной и вет­ро­вой энер­гии с нынеш­не­го 1 % долж­на воз­рас­ти до 4,5 %.

Не уйти и от рас­ши­рен­ной ответ­ствен­но­сти про­из­во­ди­те­ля: вре­мя заду­мать­ся об «умной» ути­ли­за­ции отхо­дов, ведь к рас­про­стра­не­нию пла­сти­ка в эко­си­сте­мах при­част­ны и агра­рии. «Зеле­ная повест­ка» долж­на стать при­о­ри­те­том для наме­рен­ных не про­сто выжи­вать, а успеш­но кон­ку­ри­ро­вать. Хотя пятая часть лесов пла­не­ты и рас­по­ло­же­на на тер­ри­то­рии Рос­сии, живем мы все же не в лесу, и от общих для нашей пла­не­ты про­блем нам не уйти.

Фото: Adobe Stock

Заинтересуется тобой?

Фото: Adobe Stock

До выбо­ров в Гос­ду­му – месяц. Вам не до того? Убо­роч­ная, посев­ная… Но «если ты не инте­ре­су­ешь­ся поли­ти­кой, она заин­те­ре­су­ет­ся тобой». Агра­рии и так не изба­ло­ва­ны вни­ма­ни­ем поли­ти­ков: дав­но ли с пар­ла­мент­ской три­бу­ны гово­ри­ли о сель­ском хозяй­стве? При­по­ми­наю обсуж­де­ние зако­нов о пле­мен­ном живот­но­вод­стве и об «эко­ло­ги­че­ски чистой» про­дук­ции, но мы, жур­на­ли­сты, сле­дим за зако­но­да­те­ля­ми «по дол­гу служ­бы». А вы успеваете?

Ушед­ший на покой 7­й созыв ГД при­нял нема­ло клю­че­вых зако­нов – от обнов­лен­ной Кон­сти­ту­ции до эко­ло­ги­че­ско­го зако­но­да­тель­ства. Послед­нее с уче­том зама­ха Рос­сии на роль миро­во­го лиде­ра в про­из­вод­стве «орга­ни­ки» осо­бен­но инте­рес­но. Новые зако­ны, осла­бив зна­че­ние одно­го из послед­них инстру­мен­тов вли­я­ния насе­ле­ния – обще­ствен­ных слу­ша­ний, ста­ли либе­раль­нее, упро­стив, к при­ме­ру, запуск мусо­ро­сжи­га­тель­ных заво­дов. Стро­ить их будут не в глу­ши, а ско­рее все­го, непо­да­ле­ку от вас. Повли­я­ет ли это на каче­ство сель­хоз­про­дук­ции? Безусловно.

Или пре­сло­ву­тый «кар­бо­но­вый след». Рос­сия при­со­еди­ни­лась к миро­вым согла­ше­ни­ям, но в пуб­лич­ное про­стран­ство выплес­ну­лось обсуж­де­ние, будет ли вве­ден налог на мясо (пока ответ: ско­рее «нет», а если и «да», то «толь­ко для экс­пор­те­ров»). Истол­ко­вать сиг­на­лы зако­но­да­те­лей непро­сто, когда речь не идет о сило­вом сдер­жи­ва­нии цен. Слож­но одно­знач­но оха­рак­те­ри­зо­вать и аграр­ную поли­ти­ку нашей страны.

А вот в ЕС про­филь­ные мини­стры в июне достиг­ли ком­про­мис­са, сфор­му­ли­ро­вав новую зада­чу поли­ти­ки в сфе­ре АПК – обес­пе­чить дости­же­ние эко­ло­ги­че­ских и кли­ма­ти­че­ских целей. Обо­зна­че­ны и сред­ства: выве­сти из обо­ро­та 4 % паш­ни (если выра­щи­ва­ют­ся бобо­вые или про­ме­жу­точ­ные куль­ту­ры, то 3 %), дивер­си­фи­ци­ро­вать воз­де­лы­ва­е­мые куль­ту­ры (что откры­ва­ет новые пер­спек­ти­вы «аль­тер­на­тив­ным» рас­те­ни­ям). Гер­ма­ния пла­ни­ру­ет сов­ме­щать защи­ту окру­жа­ю­щей сре­ды с про­до­воль­ствен­ной без­опас­но­стью и сохра­не­ни­ем эко­но­ми­че­ски жиз­не­спо­соб­но­го сель­ско­го хозяй­ства: погек­тар­ная гос­под­держ­ка будет пере­рас­пре­де­ле­на на меры по сохра­не­нию обще­ствен­ных благ, защи­те кли­ма­та и видо­во­го раз­но­об­ра­зия, сокра­ще­нию пого­ло­вья сель­хоз­жи­вот­ных при улуч­ше­нии уров­ня их благополучия.

Впер­вые в ЕС зако­но­да­тель­но вво­дит­ся «созда­ние достой­ных усло­вий тру­да для сель­ско­хо­зяй­ствен­ных работ­ни­ков»: полу­че­ние пря­мых выплат будет постав­ле­но в зави­си­мость от соблю­де­ния прав сотруд­ни­ков, и нару­ше­ния тру­до­во­го зако­но­да­тель­ства могут вести к их уменьшению.

Такой взгляд на аграр­ный сек­тор шире рас­смот­ре­ния его толь­ко как отрас­ли эко­но­ми­ки, ведь хозяй­ствен­ная функ­ция выпол­ня­ет­ся в нераз­рыв­ной свя­зи с поч­вой, при­ро­дой, сель­ски­ми тер­ри­то­ри­я­ми. Уже­сто­че­ние рамок пред­при­ни­ма­тель­ства накла­ды­ва­ет­ся на «отста­лый фор­мат» сель­ской мест­но­сти, стра­да­ю­щей от отто­ка насе­ле­ния. Поли­ти­ки ЕС при­зна­ют и пло­хое покры­тие мобиль­ной сети, и огра­ни­чен­ный доступ к обще­ствен­но­му транс­пор­ту, тор­гов­ле, меди­цине и обра­зо­ва­нию, и слож­но­сти с тру­до­устрой­ством (а ведь робо­ти­за­ция сель­ско­го хозяй­ства еще толь­ко начи­на­ет внед­рять­ся). Сде­лать жизнь на селе great again поз­во­лит циф­ро­вая транс­фор­ма­ция и «уро­ки, извле­чен­ные из пан­де­мии»: сред­ства будут выде­лять­ся на укреп­ле­ние сель­ских сооб­ществ, улуч­ше­ние инфра­струк­ту­ры, дивер­си­фи­ка­цию эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти и уве­ли­че­ние добав­лен­ной сто­и­мо­сти в АПК и агро­ту­риз­ме. И это толь­ко часть планов.

«У них» цели ясны: эко­ло­гия, кли­мат, бла­го­по­лу­чие. У нас же на слу­ху толь­ко экс­порт. Какая цель, такие к ней и сред­ства! Не пото­му ли мно­гие агра­рии живут сего­дняш­ним днем? Хотя есть те, кто пони­ма­ет роль поч­вен­но­го пло­до­ро­дия или широ­ких сево­обо­ро­тов. Мод­но ста­ло гово­рить о кво­ти­ро­ва­нии выбро­сов СО2 и тор­гов­ле кво­та­ми, и про­дви­ну­тые чинов­ни­ки обра­ти­ли вни­ма­ние на бес­плуж­ные тех­но­ло­гии. Судя по их докла­дам, чуть ли не поло­ви­на хозяйств уже отка­за­лась от вспаш­ки и даже «ноутил­лит». Но если при­гля­деть­ся, речь ско­рее о внед­ре­нии эле­мен­тов кон­сер­ви­ру­ю­щих тех­но­ло­гий: в луч­шем слу­чае три года мини­мал­ка, чет­вер­тый – плуг. Но эффект­но отчи­тать­ся – важ­ное досто­ин­ство совре­мен­но­го госу­дар­ствен­но­го мужа.

Порой из их уст мы слы­шим о необ­хо­ди­мо­сти раз­ви­тия сель­ских тер­ри­то­рий. Стро­ят доро­ги, вве­ли льгот­ную сель­скую ипо­те­ку! Пара­докс – лишь 5 % заем­щи­ков рабо­та­ют в АПК, а почти поло­ви­на – горо­жане, не про­жи­ва­ю­щие в сель­ской мест­но­сти: для бан­ков агра­рии с их низ­кой зар­пла­той – непла­те­же­спо­соб­ные кли­ен­ты. Веро­ят­но, раз­ра­бот­чи­ки про­грамм, про­сто не зна­ют реаль­но­го поло­же­ния дел, и в ходе сель­ско­хо­зяй­ствен­ной мик­ро­пе­ре­пи­си «всех сосчи­та­ют» и пере­смот­рят меры? Но научен­ные горь­ким опы­том видят в жела­нии «всё учесть» не стрем­ле­ние узнать о про­бле­мах, а наме­ре­ние повы­сить нало­ги или вве­сти иные обременения.

Непро­фес­си­о­на­лизм чинов­ни­ков не скрыть. Тем обид­нее, когда людям «от сохи» отка­зы­ва­ют в досту­пе к выбо­рам – взять гром­кое исклю­че­ние из пар­тий­ных спис­ков руко­во­ди­те­ля успеш­но­го хозяйства.

В эпо­ху стре­ми­тель­ных пере­мен очень важ­но, что­бы над «эффек­тив­ны­ми мене­дже­ра­ми» из гос­ап­па­ра­та в зако­но­да­тель­ных орга­нах были пони­ма­ю­щие нуж­ды агра­ри­ев: через вме­ня­е­мых пред­ста­ви­те­лей отрас­ли в Гос­ду­ме все же порой уда­ет­ся изме­нить зако­но­про­ек­ты к лучшему.

Так, может, и непло­хо, что пан­де­мия «дви­ну­ла» более тре­бо­ва­тель­ных к инфра­струк­ту­ре горо­жан в сель­скую мест­ность? Научив­ши­е­ся спра­ши­вать с вла­стей «зара­зят» жела­ни­ем пере­мен сель­ских жите­лей? У нас еще месяц, что­бы решить, кто будет гово­рить от наше­го име­ни. Не упу­сти­те этот шанс.

Фото: DLG

Ирония судьбы

Фото: DLG

Каждый чет­ный год в нояб­ре мы с дру­зья­ми… Так мог­ла бы начи­нать­ся исто­рия моей поезд­ки в Ган­но­вер и в про­шлом, 2020 году. Про­дол­жи­лась бы она, как и в извест­ном филь­ме, в аэро­пор­ту. Пер­вые встре­чи со зна­ко­мы­ми в Шере­ме­тье­во, а уж в само­ле­те на Гер­ма­нию толь­ко успе­вай здо­ро­вать­ся. Потом наши пути с вооб­ра­жа­е­мым Лука­ши­ным рас­хо­дят­ся: мы в Ган­но­вер лета­ем (не хочет­ся писать в про­шед­шем вре­ме­ни!) в здра­вом уме и твер­дой памя­ти. А поз­же – гудя­щие к вече­ру ноги, кото­рые с лих­вой ком­пен­си­ру­ет вооду­шев­ле­ние от уви­ден­ных нови­нок и оби­лие впе­чат­ле­ний от встреч. Этот сце­на­рий посе­ще­ния EuroTier в про­шлом году не сбыл­ся, и от нару­ше­ния лич­ной тра­ди­ции дли­ной в пол­то­ра деся­ти­ле­тия «ковид­ный» год с его изо­ля­ци­ей стал еще мрач­нее. Как ни кру­ти, обще­ние – наша базо­вая потребность.

Но глу­бин­ные запро­сы и лич­ные разо­ча­ро­ва­ния – это одно, а про­фес­си­о­наль­ные зада­чи – дру­гое. В дело­вой жиз­ни выстав­ки выпол­ня­ют зада­чу «дру­гих посмот­реть и себя пока­зать» – так пове­лось еще с пер­вых все­мир­ных выста­вок в Пари­же в XIX веке: стра­ны пока­зы­ва­ли луч­шее, завя­зы­ва­лись парт­нер­ские отно­ше­ния, под­пи­сы­ва­лись кон­трак­ты. Впро­чем, и на послед­ние наши вер­ни­са­жи агра­рии съез­жа­лись авто­бу­са­ми не толь­ко что­бы отвлечь­ся от повсе­днев­ной рути­ны производства.

Но пан­де­мия – это форс-мажор, и пото­му мы были счаст­ли­вы, что EuroTier все же состо­ял­ся, пусть и в онлайн-фор­ма­те. Одна­ко после­вку­сие «Царь нена­сто­я­щий!» оста­лось. В кон­це кон­цов «дру­гих посмот­реть» сего­дня мож­но в любое вре­мя дня и ночи: онлайн-экс­по­зи­ции про­из­во­ди­те­лей и постав­щи­ков в Сети доступ­ны и без выставок.

Те, чей жиз­нен­ный сце­на­рий тра­ди­ци­он­но вклю­чал ноябрь­ский Ган­но­вер по нечет­ным годам, в нача­ле 2021-го сохра­ня­ли надеж­ду: зимой Немец­кое сель­ско­хо­зяй­ствен­ное обще­ство DLG уве­ря­ло, что круп­ней­шая миро­вая выстав­ка сель­ско­хо­зяй­ствен­ной тех­ни­ки Agritechnica состо­ит­ся, и спрос со сто­ро­ны экс­по­нен­тов высок. Но уже тогда «под­сте­ли­ли солом­ку» и пообе­ща­ли запу­стить онлайн-плат­фор­му, обес­пе­чив­шую интер­нет-старт выстав­ки уже в мае. Гибрид­ный фор­мат, к сло­ву, выбра­ло и еще одно дети­ще DLG – рос­сий­ская «Агрос», состо­яв­ша­я­ся в сере­дине мая: живая экс­по­зи­ция в «Кро­ку­се», часть дело­вой про­грам­мы – онлайн. Уже «обка­тав» на циф­ро­вом EuroTier свою плат­фор­му, DLG вышло за пре­де­лы транс­ля­ции меро­при­я­тий, пред­ло­жив про­стран­ство для вир­ту­аль­ных встреч с биз­нес-парт­не­ра­ми и клиентами.

Но, похо­же, фор­мат «и нашим, и вашим» не устра­и­ва­ет ком­па­нии, кото­рые везут нечто боль­шее, чем реклам­ные бук­ле­ты, – про­из­во­ди­те­ли тех­ни­ки ста­ли один за дру­гим отка­зы­вать­ся от уча­стия в Agritechnica. Логич­но: вло­же­ния вели­ки, логи­сти­ка сего­дня – отдель­ный вызов, а уви­деть дости­же­ния вжи­вую будет почти неко­му. Отре­а­ги­ро­вать при­шлось и выстав­ке: новые сро­ки назна­чи­ли на фев­раль-март 2022 года.

«Себя пока­зать» нуж­но не толь­ко про­из­во­ди­те­лям, но и экс­пер­там. Дело­вая про­грам­ма выста­вок была иде­аль­ным местом для кон­так­та уче­ных и прак­ти­ков с ауди­то­ри­ей: завя­зы­ва­лись полез­ные зна­ком­ства, уста­нав­ли­ва­лись парт­нер­ские и кли­ент­ские свя­зи. Конеч­но, онлайн-плат­фор­мы – это выход, но не сло­жи­лось ли у вас впе­чат­ле­ние, что пока лек­ции и интер­ак­тив­ное обще­ние с при­знан­ны­ми про­фи оста­ва­лись рос­ко­шью, они вос­при­ни­ма­лись как гло­ток све­же­го воз­ду­ха. Теперь же ред­кая неде­ля обхо­дит­ся без онлайн-собы­тия, а быва­ют дни, когда впо­ру парал­лель­но вклю­чать два ком­пью­те­ра, что­бы успеть вез­де – насту­пи­ло инфор­ма­ци­он­ное пре­сы­ще­ние. Да и лег­ко отвлечь­ся от спи­ке­ра, когда меж­ду вами тыся­чи кило­мет­ров опто­во­лок­на. Доступ­ное ценит­ся мень­ше. Пото­му неко­то­рые выстав­ки муд­ро огра­ни­чи­ли доступ к про­смот­ру зна­чи­мых меро­при­я­тий парой дней.

Циф­ро­вое про­стран­ство поз­во­ля­ет лег­ко уйти от отве­та и чинов­ни­кам, ради кото­рых мы неред­ко при­ез­жа­ли на выстав­ки: сослать­ся на сле­ду­ю­щее сове­ща­ние и отклю­чить­ся от транс­ля­ции, а то и вовсе при­слать видео­об­ра­ще­ние про­ще, чем, ока­зав­шись на поди­у­ме перед мно­го­чис­лен­ной ауди­то­ри­ей, отве­чать на неудоб­ные вопросы.

А есть кате­го­рия выста­вок, где без живо­го при­сут­ствия «экс­по­на­тов» не про­сто неудоб­но, а невоз­мож­но. Я о выстав­ках живот­ных. Робо­ты могут заме­нить сезон­ных рабо­чих в поле, циф­ро­вые «над­зи­ра­те­ли» спо­соб­ны под­ска­зать, какую из коров пора осе­ме­нять, но оцен­ка ско­та пока непод­власт­на искус­ствен­но­му интел­лек­ту – слиш­ком мно­го нюан­сов. Очное срав­не­ние гла­за­ми судей – един­ствен­ный спо­соб выбрать луч­ших. Поэто­му с таким раз­ма­хом, несмот­ря на все «ковид­ные» огра­ни­че­ния, про­шла в сере­дине мая в Став­ро­по­ле выстав­ка по овце­вод­ству, ско­ро стар­ту­ет кон­ская выстав­ка под Петер­бур­гом и уже нача­ли под­го­тов­ку ско­та молоч­ных и мяс­ных пород к меж­ре­ги­о­наль­но­му фести­ва­лю в Удмур­тии – там в кон­це июня пред­ста­вит­ся воз­мож­ность полу­чить неза­ви­си­мые оцен­ки зару­беж­ных экс­пер­тов, а зна­чит, скор­рек­ти­ро­вать свои селек­ци­он­ные под­хо­ды. К сча­стью, о зна­чи­мо­сти пле­мен­ной рабо­ты в дости­же­нии высо­ких резуль­та­тов уже никто не спо­рит: не в послед­нюю оче­редь ей мы обя­за­ны и ростом удо­ев на голо­ву почти в пол­то­ра раза за пять лет, и 15-про­цент­но­му при­ро­сту объ­е­ма товар­но­го моло­ка. Поэто­му если вам кажет­ся, что выстав­ки как жанр выми­ра­ют, то это впе­чат­ле­ние оши­боч­но. Как мини­мум в отно­ше­нии экс­по­зи­ций, где мож­но поси­деть в кабине трак­то­ра и оце­нить его удоб­ство и функ­ци­о­нал или посмот­реть на луч­ших коров или овец сво­е­го региона.

Похо­же, такая «отста­лая» отрасль эко­но­ми­ки, как сель­ское хозяй­ство (кста­ти, это уже не так!), вполне может ока­зать­ся спа­си­те­лем выста­воч­ной инду­стрии. Иро­ния судь­бы? Не думаю.