Фото: К. Мгебришвили

Madam Wine

Фото: К. Мгебришвили

Редакция НСХ

Редакция журнала «Новое сельское хозяйство»


Кетеван Мгебришвили, журналист, Грузия

Поделитьтся

Вино­де­лие в Гру­зии испо­кон веков счи­та­лось муж­ским заня­ти­ем: «погреб – не жен­ское дело». Но десять лет назад на «чужое поле» при­шли жен­щи­ны-вино­де­лы, осме­лив­ши­е­ся раз­ру­шить уко­ре­нив­ший­ся сте­рео­тип.

Cадоводство и виноградарство Грузии

Впро­чем, в исто­рии Гру­зии уже были при­ме­ры успеш­ной дея­тель­но­сти жен­щин в этой сфе­ре: в XIX веке извест­ным вино­де­лом была княж­на Сало­ме Дади­а­ни, жена фран­цуз­ско­го прин­ца Шар­ля Ашиль Мюра­та. Пере­ехав из Фран­ции в город Зуг­ди­ди (реги­он Саме­гре­ло, Запад­ная Гру­зия), супру­ги при­вез­ли несколь­ко фран­цуз­ских сор­тов вино­гра­да и ста­ли куль­ти­ви­ро­вать лозу наря­ду со зна­ме­ни­тым мест­ным сор­том Оджа­ле­ши. Вели­ко­леп­ные вина поль­зо­ва­лись попу­ляр­но­стью в Евро­пе. Прин­цес­са Сало­ме часто лич­но обхо­ди­ла вино­град­ни­ки, забот­ли­во осмат­ри­вая гроз­дья, а после смер­ти мужа и вовсе воз­гла­ви­ла семей­ный биз­нес: под ее управ­ле­ни­ем вино­дель­ня Дади­а­ни ста­ла самой мас­штаб­ной в стране.

В XX веке, уже в совет­ский пери­од, пред­ста­ви­тель­ни­цы сла­бо­го пола зани­ма­ли ответ­ствен­ные долж­но­сти в вин­ных ком­па­ни­ях, зани­ма­ясь бух­гал­те­ри­ей, мар­ке­тин­гом и менедж­мен­том, а неко­то­рые были и вино­де­ла­ми-тех­но­ло­га­ми. Одна­ко актив­ное уча­стие жен­щин в вино­гра­дар­стве и про­цес­се про­из­вод­ства вина все еще оста­ва­лось табу­и­ро­ван­ным. Про­цесс «феми­ни­за­ции» гру­зин­ско­го вино­де­лия начал­ся при­мер­но десять лет назад с про­из­вод­ства вин в неболь­ших семей­ных погре­бах.

Обнаженный Оджалеши

С Кето Нинид­зе я позна­ко­ми­лась на пре­зен­та­ции ее кни­ги «Мед­лен­ное бро­же­ние», посвя­щен­ной жен­щи­нам-вино­де­лам Гру­зии. Она с вооду­шев­ле­ни­ем рас­ска­зы­ва­ла исто­рии успе­ха жен­щин, пре­одо­лев­ших мно­же­ство пре­град. Одна­ко Нинид­зе и сло­вом не обмол­ви­лась о том, что сама явля­ет­ся вино­де­лом. Лишь после окон­ча­ния меро­при­я­тия она рас­ска­за­ла, как вино­де­лие ста­ло делом ее жиз­ни…

В янва­ре 2015 года пре­зи­дент «Вин­но­го клу­ба» Мал­хаз Хар­бе­дия пред­ло­жил Кето воз­гла­вить «Инфор­ма­ци­он­ный центр вина». Фило­лог по про­фес­сии, она все­гда хоте­ла писать о вине, но об отрас­ли зна­ла немно­го. Един­ствен­ное, что свя­зы­ва­ло Кето с вино­де­ли­ем – дея­тель­ность мужа, осно­вав­ше­го ком­па­нию «Vino M-ARTville». Еже­днев­ная рабо­та с тек­ста­ми о вине поз­во­ли­ла Нинид­зе нако­пить зна­ния. Но соб­ствен­ное вино Кето нача­ла про­из­во­дить совер­шен­но слу­чай­но…

В нояб­ре 2015 года, когда в реги­оне Саме­гре­ло про­ис­хо­дит позд­ний сбор вино­гра­да, она узна­ла, что один вино­гра­дарь из уще­лья реки Тех­у­ра не смог про­дать 500 кг пре­вос­ход­но­го вино­гра­да сор­та Оджа­ле­ши. Не про­па­дать же доб­ру! И Кето реши­ла в каче­стве экс­пе­ри­мен­та изго­то­вить из него вино. Сво­е­го погре­ба у нее тогда не было, так что един­ствен­ная трех­сот­лит­ро­вая емкость из нержа­ве­ю­щей ста­ли раз­ме­сти­лась в погре­бе у род­ствен­ни­ков, про­жи­ва­ю­щих в Тар­га­ме­ули, Март­виль­ский рай­он. Резуль­та­том тру­дов Нинид­зе ста­ло белое сухое вино, полу­чив­шее ори­ги­наль­ное назва­ние – «Обна­жен­ный Оджа­ле­ши». Эти­кет­ка бутыл­ки, создан­ная дру­зья­ми-дизай­не­ра­ми, столь же необыч­на, как и назва­ние: фигу­ра обна­жен­ной жен­щи­ны, сидя­щей в ста­кане, до края напол­нен­ном вином.

Когда годом поз­же супру­гу Кето пред­ло­жи­ли рабо­ту в Март­виль­ском каньоне, семья реши­ла пере­ехать на посто­ян­ное житель­ство в дерев­ню и посе­ли­лась в дере­вян­ном доме, сто­я­щем на камен­ных стол­бах-опо­рах – такие в Саме­гре­ло назы­ва­ют «ода». Это наиме­но­ва­ние Кето и дала сво­е­му брен­ду.

А где погреб?

Сего­дня у Кето с мужем две абсо­лют­но неза­ви­си­мые друг от дру­га вин­ные ком­па­нии, и сво­им погре­бом жен­щи­на управ­ля­ет сама, одна­ко мно­гие вос­при­ни­ма­ют «Оду» как про­ект мужа. Вино­дель­ня Кето Нинид­зе про­из­во­дит нату­раль­ные экс­пе­ри­мен­таль­ные вина из ред­ких сор­тов вино­гра­да, рас­ту­щих в Запад­ной Гру­зии. «Мы осо­бен­но гор­дим­ся тем, что в наших неболь­ших кол­лек­ци­он­ных вино­град­ни­ках смог­ли вырас­тить ред­кие мегрель­ские и абхаз­ские сор­та вино­гра­да: Чви­ти­лу­ри, Коло­ши, Дунд­гу­ши, Лака­и­а­жи и Ашу­га­жи», – не без гор­до­сти отме­ча­ет вино­дел.

Поми­мо «Обна­жен­но­го Оджа­ле­ши», ком­па­ния про­из­во­дит розо­вое сухое вино «Орбе­лу­ри Оджа­ле­ши» и крас­ное сухое – «Дзел­ша­ви». Вино­гра­дар­ство и вино­де­лие семья допол­ни­ла вин­ным туриз­мом: толь­ко за послед­ние два года Нинид­зе при­ня­ла у себя око­ло 1 800 гостей из 50 стран мира, сре­ди них были про­фес­си­о­на­лы – вин­ные писа­те­ли, соме­лье, импор­те­ры. Туризм ока­зал­ся отлич­ным инстру­мен­том попу­ля­ри­за­ции вин. «Мно­гие были оча­ро­ва­ны «Обна­жен­ным Оджа­ле­ши», а неко­то­рые при­зна­лись, что это луч­шее вино, кото­рое они про­бо­ва­ли в Гру­зии», – добав­ля­ет Кето. – Когда меня спра­ши­ва­ли о про­из­во­ди­тель­но­сти погре­ба, я отве­ча­ла – две­сти буты­лок, а поку­па­те­ли дума­ли, что име­ет­ся в виду две­сти тысяч».

Пона­ча­лу это вызы­ва­ло у жен­щи­ны неко­то­рую рас­те­рян­ность: она вос­при­ни­ма­ла вино­де­лие как экс­пе­ри­мент, а не как мас­со­вое про­из­вод­ство. Но потом рас­те­рян­ность пере­рос­ла в уве­рен­ность: «В новых реа­ли­ях я поня­ла, что кокет­ни­чать неко­гда – надо рабо­тать над рас­ши­ре­ни­ем биз­не­са». За послед­ние два года «Ода» уве­ли­чи­ла коли­че­ство выпус­ка­е­мых буты­лок сна­ча­ла до 1 500, затем и до 3 000. Про­дук­цию выво­зят на экс­порт в такие стра­ны, как США, Гер­ма­ния, Австра­лия, Шве­ция и Изра­иль.

Маленькая хозяйка большого погреба

Два­дца­ти­ше­сти­лет­няя Байя Абу­лад­зе из дерев­ни Обча Баг­дат­ско­го рай­о­на (реги­он Име­ре­ти, Запад­ная Гру­зия) ста­ла одной из пер­вых, кто пока­зал сво­им сверст­ни­кам, что жизнь в деревне и веде­ние хозяй­ства могут пре­вра­тить­ся в доволь­но выгод­ный биз­нес. Уже несколь­ко поко­ле­ний вино­гра­дар­ство и вино­де­лие для семьи Байи – основ­ное дело. Уход за лозой – дело тру­до­ем­кое: не зря гово­рят, что если не полить вино­град­ник сво­им потом, то хоро­ше­го уро­жая ждать не сто­ит. И жен­щи­ны, не покла­дая рук, рабо­та­ли в хозяй­стве наравне с муж­чи­на­ми.

Абу­лад­зе исполь­зу­ют ста­рин­ный гру­зин­ский метод изго­тов­ле­ния вина в квев­ри – гигант­ских гли­ня­ных амфо­ро­по­доб­ных сосу­дах, зары­тых в зем­лю, в кото­рых напи­ток бро­дит и зре­ет. Сама Байя, еще будучи ребен­ком, с ран­не­го утра ходи­ла с отцом в вино­град­ник, помо­гая ему раз­рых­лять зем­лю у кор­ней лозы. Девоч­ка «хозяй­ни­ча­ла» и в погре­бе. «Папа не поме­щал­ся в квев­ри, поэто­му мне при­хо­ди­лось пры­гать внутрь и мыть сосуд», – с улыб­кой вспо­ми­на­ет Байя. Инте­рес к вино­де­лию «подо­гре­ва­ли» и рас­ска­зы дедуш­ки о том, что в древ­но­сти гру­зин­ские вои­ны, идя в бой, под коль­чу­гой нес­ли вино­град­ную ветвь. В слу­чае гибе­ли тело вои­на сли­ва­лось с зем­лей, на этом месте вырас­та­ла лоза.

Зна­ком­ство с тео­ри­ей вино­де­лия Байя нача­ла с посе­ще­ния лек­ций «Вин­но­го клу­ба», тогда девуш­ка и поня­ла, что род­ные име­ре­тин­ские вина, вино­град­ни­ки дедуш­ки, дере­вен­ское госте­при­им­ство и вкус­ней­шая кух­ня могут при­но­сить хоро­ший доход. Свое пер­вое вино она пред­ста­ви­ла на «Фести­ва­ле ново­го вина» в Тби­ли­си, где вла­дель­цы малых погре­бов полу­чи­ли воз­мож­ность озна­ко­мить со сво­ей про­дук­ци­ей широ­кую обще­ствен­ность. Госу­дар­ствен­ная про­грам­ма по содей­ствию биз­не­су «Про­из­во­ди в Гру­зии» поз­во­ли­ла семье осу­ще­ствить роз­лив вина в бутыл­ки. Новый бренд назва­ли «Вино Байи». В его попу­ля­ри­за­ции помог­ла и Ассо­ци­а­ция фер­ме­ров Гру­зии, так что «девоч­ка из дерев­ни Обча» ста­ла звез­дой теле­эфи­ров.

Пер­вые пар­тии мароч­но­го вина Абу­лад­зе появи­лись в «Вин­ном мага­зине на Гри­бо­едо­ва» и «Вин­ной гале­рее». Когда Байя начи­на­ла свое дело, она и пред­ста­вить не мог­ла, что все­го через несколь­ко лет ее мар­ка будет пред­став­ле­на не толь­ко в извест­ных гру­зин­ских ресто­ра­нах, но и во мно­гих стра­нах мира.

«Когда тебя под­дер­жи­ва­ют близ­кие – меч­ты пре­вра­ща­ют­ся в реаль­ность», – добав­ля­ет Байя. В Тби­лис­ском госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те она изу­ча­ла очень дале­кие от вино­де­лия соци­аль­ные нау­ки, но на тре­нин­гах «Вин­но­го клу­ба» Байя и ее сотруд­ни­ки полу­чи­ли необ­хо­ди­мые для веде­ния биз­не­са зна­ния. Сест­ра Байи Гван­ца ста­ла маги­стром агро­но­мии и теперь наби­ра­ет­ся опы­та в семей­ном вино­град­ни­ке.

Как и Нинид­зе, семья Абду­лад­зе зани­ма­ет­ся вин­ным туриз­мом: в малень­кой гости­ни­це они при­ни­ма­ют гостей, зна­ко­мят их с вино­град­ни­ком, уго­ща­ют гру­зин­ски­ми блю­да­ми. «Мно­гие гости спе­ци­аль­но при­ез­жа­ют в Обчу, что­бы попро­бо­вать вино Абу­лад­зе. Это созда­ет допол­ни­тель­ную моти­ва­цию для совер­шен­ство­ва­ния каче­ства про­дук­ции и роста биз­не­са», – не без гор­до­сти заяв­ля­ет Байя.

Под брен­дом «Вино Байи» выпус­ка­ют­ся белые сухие вина, нося­щие назва­ния сор­тов вино­гра­да, из кото­рых они про­из­во­дят­ся: «Цоли­ко­ури», «Циц­ка-Цоли­ко­ури», «Циц­ка-Цоли­ко­ури-Кра­ху­на». На сего­дняш­ний день про­дук­ция вино­дель­ни Абу­лад­зе про­да­ет­ся в семи стра­нах мира, что для семей­но­го погре­ба боль­шое при­зна­ние.

Вино для кокеток

А Мана­на Ахв­ле­ди­а­ни сде­ла­ла акцент на созда­нии вин исклю­чи­тель­но для пред­ста­ви­тель­ниц сла­бо­го пола: на эти­кет­ках ком­па­нии Madamwine – силу­эт жен­щи­ны, обла­чен­ной в шикар­ное вечер­нее пла­тье и туфли на высо­ком каб­лу­ке, а губы – мали­но­во­го цве­та.

Ахв­ле­ди­а­ни почти два­дцать лет рабо­та­ет в сфе­ре вино­де­лия – начи­на­ла с мар­ке­тин­га на боль­шом вин­ном заво­де, а затем реши­ла открыть соб­ствен­ное дело. Накоп­лен­ный опыт помог ей пра­виль­но спла­ни­ро­вать биз­нес: сна­ча­ла Мана­на изу­чи­ла отно­ше­ние жен­щин к вину. Ока­за­лось, у боль­шин­ства из них напи­ток ассо­ци­и­ро­вал­ся с пья­ным супру­гом и вызы­вал рез­ко отри­ца­тель­ные эмо­ции. Поэто­му реклам­ная кам­па­ния была выстро­е­на на том, что пра­виль­ное и уме­рен­ное упо­треб­ле­ние вина явля­ет­ся зало­гом кра­со­ты и здо­ро­вья.

Что­бы начать биз­нес, Мана­на про­да­ла укра­ше­ния, кото­рые соби­ра­ла года­ми, на выру­чен­ные день­ги при­об­ре­ла обо­ру­до­ва­ние и сырье. До завер­ше­ния стро­и­тель­ства соб­ствен­но­го погре­ба пер­вые вина она «при­юти­ла» на преж­ней рабо­те.

«Гово­рят, что у вина и жен­щин мно­го обще­го – кокет­ство, игри­вость, весе­лье, стро­гость и зага­доч­ность. Поэто­му мы про­из­во­дим такое «зага­доч­ное» крас­ное полу­слад­кое, как Lovely Woman, пред­на­зна­чен­ное для влюб­лен­ных жен­щин. Крас­ное полу­су­хое Coquette – для коке­ток, спо­кой­ное и ста­биль­ное крас­ное сухое вино Housewife – для домо­хо­зя­ек», – рас­ска­зы­ва­ет Ахв­ле­ди­а­ни.

Вино­град­ни­ки ее ком­па­нии нахо­дят­ся в Ква­ре­ли и Тела­ви (реги­он Кахе­ти, Восточ­ная Гру­зия), а вина про­из­во­дят­ся из сор­тов Сапе­ра­ви, Каберне, Тав­кве­ри. Мана­на опа­са­лась, что ее про­дук­ция не будет иметь успе­ха в Гру­зии, но вина, к ее изум­ле­нию, понра­ви­лись не толь­ко жен­щи­нам, но и пред­ста­ви­те­лям силь­но­го пола. На выстав­ке WinExpo Georgia – 2016 муж­чи­ны сна­ча­ла с улыб­кой рас­смат­ри­ва­ли экзо­ти­че­ские бутыл­ки, а после дегу­ста­ции вина гово­ри­ли: «Ты посмот­ри!»

Вин­ный бутик Madamwine открыт на окра­ине Тби­ли­си, в рай­оне мно­го­этаж­ной жилой застрой­ки Вар­ке­ти­ли – досто­при­ме­ча­тель­но­стей здесь нет, соот­вет­ствен­но, нет и тури­стов. Поэто­му идею об откры­тии бути­ка в таком рай­оне мно­гие счи­та­ли рис­ко­ван­ной. Одна­ко Мана­на столь актив­но рабо­та­ла над повы­ше­ни­ем уров­ня осве­дом­лен­но­сти посе­ти­те­лей мага­зи­на, что, прак­ти­че­ски, сама «созда­ла» сво­их потре­би­те­лей. Из сосед­них бан­ков и офи­сов посте­пен­но потя­ну­лись кли­ен­ты: моло­дежь, кото­рая хоте­ла выпить с дру­зья­ми бокал вина, или те, кто желал при­об­ре­сти напи­ток в каче­стве подар­ка.

Основ­ную опо­ру ее биз­не­са состав­ля­ют имен­но жен­щи­ны – не толь­ко как потре­би­те­ли, но и как сотруд­ни­ки. По сло­вам Ахв­ле­ди­а­ни, ее при­мер инте­ре­сен тем, что она смог­ла орга­ни­зо­вать люби­мое дело после пяти­де­ся­ти лет и достиг­ла в нем успе­ха. «Я при­над­ле­жу к тому поко­ле­нию людей, чьи луч­шие годы сов­па­ли с раз­ру­хой 90-х годов. Это жен­щи­ны, кото­рые не смог­ли реа­ли­зо­вать себя вви­ду тяже­лых обсто­я­тельств. Сей­час они дума­ют, что их жизнь кон­че­на. Но, это дале­ко не так», – отме­ти­ла Ахв­ле­ди­а­ни. Ком­па­ния име­ет очень хоро­шие про­да­жи, и реа­ли­зу­ет про­дук­цию не толь­ко в Гру­зии, но и в Эсто­нии, Фин­лян­дии, Азер­бай­джане.

Читайте также

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *