Фото: Е. Герасименко

Начать с нуля

Фото: Е. Герасименко

Руководитель рекламной службы, редактор журнала «Новое сельское хозяйство», генеральный директор OOO «ДЛВ АГРОДЕЛО»

Поделитьтся

Почти два­дцать лет сеять, но не пахать… Одна­ко не толь­ко огром­ный стаж нуле­вой тех­но­ло­гии сде­лал хозяй­ство Андрея Бед­нен­ко извест­ным дале­ко за пре­де­ла­ми Бел­го­род­ской обла­сти. Новая стра­те­гия пред­при­я­тия – силь­ные семена.

Сберегающее земледелие и семеноводство

На сто­ле стоп­ки книг, бро­шюр, бук­ле­тов, на стел­ла­жах – фото и фигур­ки, гово­ря­щие об инте­ре­сах хозя­и­на каби­не­та, на сте­нах – гра­мо­ты и дипло­мы. При­гля­ды­ва­юсь. Вот сви­де­тель­ство Наци­о­наль­но­го сою­за селек­ци­о­не­ров и семе­но­во­дов, вот диплом луч­ше­му фер­ме­ру за под­пи­сью замгла­вы Мин­сель­хоза РФ, вот гра­мо­та луч­ше­му про­из­во­ди­те­лю пиво­ва­рен­но­го ячме­ня, доку­мент к орде­ну «Почет­ный граж­да­нин России»…

При­зна­юсь, попасть к Андрею Бед­нен­ко было непро­сто. Испы­та­ния жда­ли на эта­пе созво­на: або­нент то был вне зоны досту­па, то линия была заня­та. Непро­сто было согла­со­вать и дату визи­та: заня­тость Андрея Алек­се­е­ви­ча едва поз­во­ля­ла выкро­ить пол­дня для моих рас­спро­сов и выез­да в поле – во вре­мя убо­роч­ной все­гда так. Но звез­ды сошлись, и вот нако­нец-то жар­ким июль­ским днем я сижу в его каби­не­те и вни­каю в пре­врат­но­сти судь­бы, кинув­шие мое­го виза­ви в сель­ское хозяйство.

Абсолютное «обнуление»

1998 год при­вел Андрея Алек­се­е­ви­ча в плен обсто­я­тельств, потре­бо­вав­ших сме­ны былой дея­тель­но­сти и неза­мед­ли­тель­ных действий.

– Я готов был рабо­тать сут­ка­ми – и голо­вой, и рука­ми, – повест­во­вал собе­сед­ник. – В поис­ках реше­ния обра­тил свой взор на недо­оце­нен­ный актив – 232 га зем­ли, нахо­див­ши­е­ся в соб­ствен­но­сти семьи, но не исполь­зу­е­мые. Мать и отец мои были агро­но­ма­ми со ста­жем, решил попро­бо­вать выра­щи­вать зер­но и я.

Так и воз­ник­ло фер­мер­ское хозяй­ство: купи­ли пер­вые «Бела­ру­сы», наня­ли меха­ни­за­то­ров и задис­ко­ва­ли эти 232 гек­та­ра в Варваровке.

– На одном из двух полей мы даже внес­ли навоз, так что уже вес­ной 1999-го на 67 гек­та­рах посе­я­ли пер­вый ячмень, – вспо­ми­на­ет Андрей. – Убра­ли – про­да­ли, а в 2000-м на 164 гек­та­рах сея­ли подсолнечник.

На двух полях силь­но не раз­гу­ля­ешь­ся. Шаг за шагом Андрей Бед­нен­ко при­рос земель­ны­ми уго­дья­ми и к 2002 году уже имел в обо­ро­те 1 284 га.

– Эффек­тив­но рабо­тать на пло­ща­дях от пяти до деся­ти гек­та­ров, – пояс­ня­ет ныне опыт­ный фер­мер. – Тогда мож­но выстро­ить опти­маль­ную струк­ту­ру как для рас­те­ние­вод­ства, так и для живот­но­вод­ства – что­бы затрат­ная часть на гек­тар была если не мини­маль­ной, то при­ем­ле­мой. Мень­ше зем­ли – боль­ше про­блем и выше себе­сто­и­мость продукции.

К гра­ни­цам эффек­тив­но­сти в рас­те­ние­вод­стве дви­ну­лись путем даль­ней­ше­го нара­щи­ва­ния соб­ствен­но­го земель­но­го фон­да (до 2 369 гек­та­ров), да в сосед­них рай­о­нах арен­до­ва­ли еще почти пять тысяч гек­та­ров. По исте­че­нии трех лет работ на полях раз­ных рай­о­нов Бел­го­род­ской обла­сти сде­ла­ли оче­ред­ной вывод: с име­ю­щим­ся набо­ром тех­ни­ки поспе­вать в сро­ки в трех раз­ных точ­ках невоз­мож­но. Моно­лит­ных наде­лов к арен­де не пред­ла­га­лось, реши­ли отка­зать­ся от нее вовсе и скон­цен­три­ро­вать­ся толь­ко на соб­ствен­ных полях.

– И мы сно­ва ока­за­лись в поис­ке вари­ан­тов эффек­тив­но­го хозяй­ство­ва­ния, – непре­рыв­но отве­чая на теле­фон­ные звон­ки, гла­ва фер­мер­ско­го хозяй­ства рисо­вал ретро­спек­ти­ву. – А сре­ди сотруд­ни­ков с само­го нача­ла был агро­ном, рату­ю­щий за нуле­вую почвообработку.

Окон­чив­ший одну из четы­рех физ­мат­школ Сою­за, Бед­нен­ко без лож­ной скром­но­сти при­зна­ет­ся, что непло­хо счи­та­ет и не лише­на­на­ли­ти­че­ских спо­соб­но­стей. Пере­чи­тал мас­су лите­ра­ту­ры, общал­ся с про­фес­си­о­на­ла­ми, ездил по хозяй­ствам, смот­рел, делал выводы…

– В общем, ско­ро при­шло пони­ма­ние, что рабо­тать «по клас­си­ке» рас­то­чи­тель­но. Поэто­му, вспа­хав свои зем­ли в 2002-м в послед­ний раз, мы взя­ли курс на No-Till. Так что с момен­та наше­го «обну­ле­ния» про­шло уже девят­на­дцать лет, – шутит Бедненко.

Вот это выдерж­ка! Ведь все зна­ют, что пер­вые несколь­ко лет – самые слож­ные: идет накоп­ле­ние муль­чи, пере­стра­и­ва­ют­ся про­цес­сы в поч­ве, начи­на­ют рабо­тать поч­вен­ные капил­ля­ры, нала­жи­ва­ют­ся сим­би­о­зы мик­ро­ор­га­низ­мов, ата­ку­ют новые вол­ны сор­ня­ков… Так что, по сути, толь­ко послед­ние лет десять из девят­на­дца­ти Андрей Бед­нен­ко пожи­на­ет пло­ды нуле­вой технологии.

– Мы были хоро­шо осве­дом­ле­ны, на что идем, – реа­ги­ру­ет на мои эмо­ции хозяй­ствен­ник. – В пер­вые пять лет «эко­но­ми­ки» прак­ти­че­ски нет, и надо вытер­петь, не сорвать­ся. Хотя, готов при­знать, порой скло­нял­ся к упро­щен­ным реше­ни­ям, – откро­вен­ни­ча­ет Андрей Алек­се­е­вич. – Но у нас было сек­рет­ное ору­жие – семеноводство.

Изви­нив­шись («Надо отско­чить по делам»), шеф пре­по­ру­ча­ет меня Алек­сан­дру Логви­нов­ско­му – агро­но­му и по сов­ме­сти­тель­ству глав­но­му по про­да­жам, пообе­щав, впро­чем, поз­же съез­дить вме­сте на базу и в поле.

Зашли с козыря

– Мы в трой­ке луч­ших по про­да­жам семян селек­ции Инсти­ту­та име­ни Пет­ра Лукья­нен­ко (с. 14. – Прим. ред.), – сра­зу рас­кры­ва­ет кар­ты Алек­сандр. – Берем супер­э­ли­ту, выра­щи­ва­ем эли­ту, раз­мно­жа­ем и про­да­ем первую репро­дук­цию. Ози­мая пше­ни­ца, ячмень, три­ти­ка­ле, соя…

Алек­сандр пере­чис­ля­ет сор­та: из крас­но­дар­ской селек­ции пше­ни­цы Алек­се­ич, Гром, Юка, Без­остая 100, Тими­ря­зев­ка 150, Собер­баш, немец­кий ячмень Сан­шайн, три­ти­ка­ле ози­мая Тихон и Хле­бо­роб, яро­вая Ярик, извест­ные сое­вые Аннуш­ка, Биляв­ка, Мав­ка – раз­ра­бот­ки ком­па­нии «Сое­вый век», фран­цуз­ской селек­ции Про­ти­на и Сул­та­на. Из сего­дняш­них 2 369 гек­та­ров 1 100 отве­де­ны под зер­но­вое семе­но­вод­ство, сою воз­де­лы­ва­ют при­мер­но на 300 га. Осталь­ное – куку­ру­за и под­сол­неч­ник на реализацию.

Не без гор­до­сти озву­чи­ва­ет агро­ном и гео­гра­фию постав­ки семян: Чер­но­зе­мье, Сара­тов, Сама­ра, Крас­но­дар­ский край, Ростов. Малы­ми пар­ти­я­ми (на про­бу) про­да­ва­ли и на Даль­ний Восток. Все­го в про­шлом году семян зер­но­вой груп­пы реа­ли­зо­ва­ли око­ло 8,5 тысяч тонн! Но что­бы достичь тако­го уров­ня, фер­ме­ру Андрею Бед­нен­ко при­шлось пере­ло­па­тить не одну тыся­чу тонн семян в пря­мом и пере­нос­ном смыслах.

– Мето­дом проб и оши­бок при­шли мы к тако­му набо­ру. Пере­про­бо­ва­ли селек­цию одес­скую, харь­ков­скую, миро­нов­скую, став­ро­поль­скую, донец­кую, бел­го­род­скую, нем­чи­нов­скую, – вер­нув­ший­ся в офис гла­ва КФХ под­хва­ты­ва­ет раз­го­вор. – Это толь­ко по пше­ни­це! По сое про­пус­ка­ли через свои поля все, что было в Рос­сии, Бело­рус­сии и на Укра­ине, обра­ща­ли вни­ма­ние, что­бы и уро­жай­ность, и каче­ство были достой­ны­ми – без это­го эко­но­ми­ка сор­та не складывается.

На стел­ла­жах в офи­се – товар лицом: рас­став­ле­ны кол­бы с семе­на­ми, в углах – сое­вые сно­пы с вися­щи­ми бобами.

О сое, к сло­ву, Андрей Бед­нен­ко гово­рит с осо­бой неж­но­стью: она помог­ла пере­жить хозяй­ству труд­ные пер­вые годы после пере­хо­да на «ноль». Ана­ли­ти­че­ский ум поз­во­лил про­счи­тать, что рас­ту­ще­му сое­во­му сек­то­ру стра­ны потре­бу­ют­ся семе­на, коих на нача­ло 2000-х не хва­та­ло. Так что в момент ста­нов­ле­ния хозяй­ства соя ока­за­лась козыр­ной куль­ту­рой, поз­во­ли­ла зара­бо­тать день­ги и пой­ти дальше.

Оста­вив в каби­не­те ката­ло­ги, экс­по­на­ты, раз­го­во­ры о про­шлом и насто­я­щем, стар­ту­ем в поля. Пре­одо­лев по харь­ков­ской трас­се кило­мет­ров трид­цать, съез­жа­ем на грунтовку.

– Это не наше, не наше, тоже не наше, – машет рука­ми на мель­ка­ю­щие за бор­том авто поля Андрей. – А это вот мое: ран­не­спе­лый фран­цуз­ский сорт сои Протина.

По чисто­те полей мож­но судить об уровне поле­вод­ства в хозяйстве.

– С соей и куку­ру­зой как? Если убра­ли кон­ку­рен­та – полу­чи­те уро­жай. Не уме­е­те бороть­ся с сор­ня­ком – оста­не­тесь на обо­чине биз­не­са, – жёсток в фор­му­ли­ров­ках гла­ва, хозяй­ства. – Оди­ноч­ный сор­няк не стра­шен, основ­ную мас­су мы выгна­ли. Кста­ти, сред­няя мно­го­лет­няя уро­жай­ность сои у нас 24 ц / га, а ведь были годы, когда и по десять полу­ча­ли – то град, то еще что-то.

Углуб­ля­ем­ся в посе­вы сои. Меж сдво­ен­ных ряд­ков ни сорин­ки. А поле-то одно из непро­стых – все­го толь­ко пятый год не пашет­ся. И это одна из при­чин при­ме­не­ния здесь жест­кой схе­мы гер­би­цид­ной защи­ты. Но и резуль­тат нали­цо: марь белая в меж­ду­ря­дьях высох­ла. Одна­ко и для сои обра­бот­ка не про­шла бес­след­но: хоть уже и выгля­дит пре­крас­но, все еще вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся, ей хоро­ший дож­дик не поме­шал бы.

Про засуш­ли­вое лето еще в каби­не­те упо­ми­нал Алек­сандр Логви­нов­ский, сетуя, что уро­жай­но­сти почти на тон­ну ниже про­шло­год­них: пше­ни­ца дает 60 про­тив 75 ц / га, ячмень 45 про­тив 55 ц / га. Куку­ру­за успе­ла с цве­те­ни­ем, не попа­ла в засу­ху, а вот под­сол­неч­ник уго­дил в самый раз­гар, но пред­ска­зать уро­жаи по этим куль­ту­рам пока труд­но. Про­шло­год­ние пока­за­те­ли – 110 – 130 ц / га на куку­ру­зе и 42 – 43 ц / га на подсолнечнике.

Слож­но­сти нача­лись еще про­шлой осе­нью, когда семе­на ози­мой пше­ни­цы отправ­ля­лись в абсо­лют­но сухую землю.

– В послед­ние три-четы­ре года до наступ­ле­ния зимы даже всхо­дов не полу­ча­ем, – рас­ска­зы­ва­ет Денис Фило­бо­кий, еще один агро­ном хозяй­ства, ждав­ший нас на краю уби­ра­е­мо­го пше­нич­но­го поля, – вла­ги не хва­та­ет. Куль­ту­ра всхо­дит под сне­гом, а пол­ное куще­ние дает толь­ко вес­ной, хотя в этой фазе пше­ни­ца долж­на ухо­дить в зиму. Теперь у нас основ­ная зада­ча – до выпа­де­ния сне­гов полу­чить хотя бы фазу шильца.

Даже это поле, на кото­ром сей­час сто­им, по при­зна­нию спе­ци­а­ли­ста, наме­ре­ва­лись обра­бо­тать гли­фо­са­том и засе­ять соей или подсолнечником.

– Так мы посту­пи­ли с неко­то­ры­ми сво­и­ми поля­ми с ози­мой пше­ни­цей – весен­няя кар­ти­на была не из радост­ных. Но отсут­ствие зап­ча­стей на сеял­ку (пан­де­мия и загра­ни­ца) удер­жа­ло нас от пере­се­ва, а потом при­смот­ре­лись – свои пять тонн с гек­та­ра поле даст, оста­ви­ли, – объ­яс­ня­ет Денис.

Засуш­ли­вые осен­ние усло­вия – основ­ная про­бле­ма и для покров­ных куль­тур. Да-да, в хозяй­стве Бед­нен­ко и они высе­ва­ют­ся уже деся­тый год точ­но. В про­шлом году их посе­я­ли лишь частич­но – смыс­ла не было, хотя сев ведет­ся сра­зу после убор­ки зер­но­вых, пока в поч­ве еще сохра­ня­ет­ся какая-то вла­га. Вот прям как сей­час: про­шел ком­байн, и прак­ти­че­ски сле­дом посев­ной агре­гат с кок­тей­лем покров­ных культур.

Коктейли и не только

У каж­дой из покров­ных куль­тур в набо­ре свое назначение.

– В бун­ке­ре посев­но­го ком­плек­са две сек­ции: в одной вико-овся­ная смесь, а во вто­рой – гре­чи­ха, куку­ру­за, гор­чи­ца, – ком­мен­ти­ру­ет про­ис­хо­дя­щее в поле агро­ном. – Если высе­ва­е­мый набор к зиме хоро­шо раз­вил­ся, то он даст нам рас­ти­тель­ные остат­ки, обес­пе­чит сне­го­за­дер­жа­ние, сра­бо­та­ет про­тив эро­зии. За зиму покров­ные куль­ту­ры отмер­за­ют, гли­фо­са­том по весне про­хо­дим­ся толь­ко для того, что­бы снять пада­ли­цу пше­ни­цы. То есть оста­ем­ся в рам­ках зако­нов нуле­вой технологии.

– Покров­ные куль­ту­ры игра­ют роль экра­на, закры­ва­ю­ще­го поч­ву от испа­ре­ний вла­ги под дей­стви­ем сол­неч­ных лучей, это во-пер­вых, – счи­та­ет необ­хо­ди­мым пояс­нить Андрей Бед­нен­ко. – Во-вто­рых, они рых­лят поч­ву – это наши био­ло­ги­че­ские плу­ги, сме­нив­шие метал­ли­че­ские. С той же целью в сево­обо­рот в этом году вер­нул­ся под­сол­неч­ник, кото­рый не выра­щи­ва­ли с 2002-го.

Гово­рят, куль­ту­ра выно­сит из поч­вы пита­тель­ные веще­ства и после него поле оста­ет­ся «пустым». Но у под­сол­неч­ни­ка есть и поло­жи­тель­ные стороны.

– Он, напри­мер, рых­лит плуж­ную подош­ву, дела­ет поч­ву воз­душ­ной на более глу­бо­ких гори­зон­тах. Впро­чем, как и соя с люцер­ной. Ну, а в-тре­тьих, живые кор­ни в поч­ве долж­ны быть посто­ян­но, – воз­вра­ща­ет­ся к теме покров­ных мой собе­сед­ник. – Это опре­де­ля­ет основ­ное пло­до­ро­дие поч­вы, не «клас­си­че­ское», кото­рое обыч­но оце­ни­ва­ют, имея пред­став­ле­ния о боч­ке Либиха.

Без воды и угле­кис­ло­го газа пище­вые цепоч­ки в поч­ве не рабо­та­ют, а их при «нуле» упус­кать из вида нель­зя: оби­та­ют и бак­те­рии с гри­ба­ми, при­сут­ству­ют полез­ные сим­би­о­зы. Рас­те­ния заби­ра­ют из атмо­сфе­ры угле­кис­лый газ, пере­ра­ба­ты­ва­ют его в саха­ра, посту­па­ю­щие в поч­ву через кор­ни. Пита­ясь глю­ко­зой, гри­бы обра­зу­ют соеди­не­ния мик­ро­эле­мен­тов, важ­ные для раз­ви­тия растений.

– Эффект мико­ри­зы и дает нам достой­ные уро­жаи. У нас каж­дое отдель­ное поле – гриб­ни­ца, – объ­яс­ня­ет Андрей Алек­се­е­вич. – Мы можем наблю­дать ком­му­ни­ка­цию рас­те­ний через поч­ву: они одно­род­ны в раз­ви­тии, посколь­ку через гриб­ни­цу полу­ча­ют необ­хо­ди­мое пита­ние. Но рабо­та­ет такой под­ход толь­ко при «нуле» – тра­ди­ци­он­ное зем­ле­де­лие раз­ру­ша­ет мико­ри­зу. Поэто­му в целом при No-Till у нас эко­но­ми­ка луч­ше, чем в боль­ших хол­дин­гах, где пашут и вно­сят хими­че­ские удобрения.

Вы же не поду­ма­ли, что в хозяй­стве Андрея Бед­нен­ко обхо­дят­ся без хими­че­ских удоб­ре­ний? Как без них?! КАС и ЖКУ посту­па­ют в поч­ву одно­вре­мен­но с посе­вом куль­тур. Отли­чие раз­ве что в при­ме­не­нии инги­би­то­ров нит­ри­фи­ка­ции. Вно­сят­ся и удоб­ре­ния в туках.

Но, отка­зав­шись от вспаш­ки, здесь нача­ли при­ме­нять и то, что в обыч­ном хозяй­стве не уви­дишь: три­хо­дер­му для деструк­ции стер­ни и защи­ты посе­вов, бак­те­ри­аль­ные фун­ги­ци­ды с Bacillus subtilis и Pseudomonas aureofaciens, три­хо­грам­му и габро­бра­ко­на про­тив вре­ди­те­лей – весь спектр био­ло­ги­че­ской защи­ты, о кото­рой мож­но про­честь в спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной литературе.

А что насчет мне­ния, что при No-Till вся эко­но­мия на про­хо­дах тех­ни­ки по полю и тру­до­за­тра­тах «съе­да­ет­ся» издерж­ка­ми на гер­би­ци­ды? На полях Андрея Бед­нен­ко оно под­твер­жде­ния не нахо­дит. Более того, фер­мер счи­та­ет этот миф про­ис­ка­ми про­тив­ни­ков тех­но­ло­гии: гер­би­ци­дов на «нуле» исполь­зу­ет­ся столь­ко же, сколь­ко и при любом дру­гом под­хо­де в хозяй­ство­ва­нии – не больше.

– Посмот­ри­те, какой вред нано­сит поч­ве «клас­си­ка», – про­дол­жа­ет ноутиль­щик с завид­ным ста­жем. – А мы за 19 лет без плу­га под­ня­ли рН почв с 4,5 до 6. Исполь­зу­ем в каче­стве мели­о­ран­тов мел и дефе­кат с сахар­но­го про­из­вод­ства. Улуч­ши­лась струк­ту­ра почв, раз­мно­жи­лись дож­де­вые чер­ви. Гумус нарас­ти­ли от 0,3 до 1,2 % на неко­то­рых полях! И поверь­те, с эко­но­ми­кой у нас все в порядке!

Пред­ло­жив счи­тать обсуж­де­ние нуле­вой тех­но­ло­гии закон­чен­ным, Андрей Алек­се­е­вич пере­шел к более инте­рес­ной, на его взгляд, теме: «Мы дав­но ото­шли от реклам­ных ходов. Фер­мер сла­вит­ся дела­ми. Мои дела в первую оче­редь – семен­ной мате­ри­ал, извест­ный до Ура­ла вклю­чи­тель­но, а так­же в Казах­стане и Бело­рус­сии. И это не про­сто семе­на, а силь­ные семена!»

Фракция сильных

Поче­му тема силь­ных семян Андрею Бед­нен­ко важ­нее? Успех тех­но­ло­гии диф­фе­рен­ци­ро­ван­но­го высе­ва, о кото­рой все чаще гово­рят сего­дня, зави­сит от каче­ства посев­но­го мате­ри­а­ла, поэто­му стране нуж­ны каче­ствен­ные семе­на. Силь­ные семе­на уве­ли­чи­ва­ют уро­жай с гек­та­ра от полу­тон­ны до полу­то­ра тонн – при про­чих рав­ных. Если пше­ни­цей в Рос­сии высе­ва­ет­ся в сред­нем на 40 млн га, то уби­рать мож­но вме­сто нынеш­них 80 млн сра­зу 100 млн тонн. Рост экс­пор­та, по мне­нию фер­ме­ра, бла­го­при­ят­но ска­жет­ся на бла­го­со­сто­я­нии граж­дан и эко­но­ми­ке страны.

– Над каче­ством семян нуж­но рабо­тать, и при этом необ­хо­ди­мо их гото­вить береж­но, – эмо­ци­о­на­лен Андрей Бед­нен­ко. – Мы уже чет­вер­тый год убеж­да­ем­ся в пра­виль­но­сти идеи Лео­ни­да Фаде­е­ва, раз­ра­бо­тав­ше­го линию для под­ра­бот­ки семян в щадя­щем режи­ме. Фиш­ка в том, что от ком­бай­на до затар­ки в биг-бэги зер­но у нас трав­ми­ру­ет­ся мини­маль­но: ротор­ные ком­бай­ны – у нас John Deere – обес­пе­чи­ва­ют мяг­кий обмо­лот за счет тре­ния мас­сы о мас­су. В этом году купи­ли двух­ро­тор­ные от New Holland, кон­цеп­ция кото­рых опти­маль­на для нашей стра­те­гии. Под­ра­бот­ка на линии Фаде­е­ва с исполь­зо­ва­ни­ем пнев­мо­виб­ро­сто­ла, при­ду­ман­но­го еще в кон­це 19 века, так­же бере­жет зер­но от повре­жде­ний, и семе­на раз­де­ля­ют­ся по плот­но­сти, а не по размеру.

Что­бы убе­дить­ся, что мел­кие семе­на могут ока­зы­вать­ся тяже­лы­ми, а круп­ные – лег­ки­ми, мы при­тор­ма­жи­ва­ем у пло­щад­ки, не так дав­но при­об­ре­тен­ной фер­мер­ским хозяй­ством. Здесь уста­нов­ле­но то самое обо­ру­до­ва­ние по тех­но­ло­гии Фадеева.

– От при­ем­ки зер­но посту­па­ет на линию без шне­ков, кото­рые трав­ми­ру­ют его, – начи­на­ет экс­кур­сию по объ­ек­ту началь­ник про­из­вод­ствен­но­го участ­ка Андрей Мастер­ной. – Посев­ной мате­ри­ал в щадя­щем режи­ме делит­ся на фрак­ции. Вооб­ще, их шесть, но мы весь ворох раз­де­ля­ем на три фрак­ции: в самой круп­ной тыся­ча семян весит от 48 до 55 грам­мов, 45 – 48 – в сред­ней, в пер­вой – самой мел­кой – 40 – 45 грам­мов. Все фрак­ции семен­ные, но тяже­лая отли­ча­ет­ся прак­ти­че­ски сто­про­цент­ной чисто­той и высо­ки­ми посев­ны­ми каче­ства­ми. Это и есть силь­ные семена.

– Да нево­ору­жен­ным гла­зом раз­ни­ца вид­на, – демон­стри­ру­ет на ладо­ни пше­ни­цу высо­кой фрак­ции Андрей Бед­нен­ко. – Это самая круп­ная – шестая. Сорт Алек­се­ич. Пше­ни­ца 3-го клас­са, но зер­но тут все отбор­ное. А вот из это­го же воро­ха, но фрак­ция пер­вая – 46 граммов.

В пре­иму­ще­ствах исполь­зо­ва­ния на семен­ные цели одно­род­ных зерен при­бли­зи­тель­но оди­на­ко­вой плот­но­сти в хозяй­стве убе­ди­лись на соб­ствен­ном опы­те: на испы­та­ни­ях 2014 года обра­ти­ли вни­ма­ние на новые сор­та пше­ни­цы, по уро­жай­но­сти не усту­пав­шие кубан­ской. Полу­чен­ные у себя семе­на этих сор­тов под­ра­бо­та­ли, как обыч­но, и высе­я­ли под уро­жай гря­ду­ще­го года. По фак­ту в 2015-м фаво­рит про­иг­рал «кубан­цам» почти тон­ну. Разо­бра­лись в при­чи­нах: пер­вая пар­тия эли­ты, постав­лен­ная под уро­жай 2014-го, была под­ра­бо­та­на на линии Фаде­е­ва, поэто­му и отли­ча­лась выда­ю­щей­ся энер­ги­ей роста.

– Дан­но­го опы­та нам хва­ти­ло, что­бы понять – надо ста­вить линию Фаде­е­ва, – при­зна­ет­ся Андрей Бед­нен­ко. – Нор­му высе­ва мож­но сокра­тить как мини­мум втрое, а полу­чать 95 % еди­но­вре­мен­ных всхо­дов. Вы може­те сеять не 300 кг / га, как все, а толь­ко 80 и пере­плю­нуть их по уро­жаю. Наши кли­ен­ты уже убе­ди­лись в этом: с таки­ми семе­на­ми они полу­ча­ют уро­жай­ность на 5 – 15 ц / га выше, чем на соб­ствен­ных или покуп­ных семе­нах. Те самые пол­тон­ны, о кото­рых я гово­рил в мас­шта­бах стра­ны, пони­ма­е­те? Эта тема – бомба!

Видя мой скеп­сис, фер­мер при­во­дит дан­ные по хозяй­ству: высе­вая от 1 млн до 2,5 млн шт. / га вме­сто «ака­де­ми­че­ских» 5 – 6 млн, Бед­нен­ко полу­ча­ет до 100 ц / га зер­на пше­ни­цы. В сред­нем за про­шлый год вышло 87 ц / га.

Но год на год не при­хо­дит­ся: пого­да вно­сит кор­рек­ти­вы. Ино­гда даже вла­го­сбе­ре­га­ю­щее «нуле­вое» хозяй­ство­ва­ние не гаран­ти­ру­ет полу­че­ния со всех пло­ща­дей каче­ствен­но­го семен­но­го материала.

При­зна­ва­ясь, что с точ­ки зре­ния биз­не­са пред­при­я­тию инте­рес­но все выра­щен­ное зер­но про­да­вать как семен­ное, руко­во­ди­тель бел­го­род­ско­го хозяй­ства под­твер­жда­ет, что репу­та­ция доро­же – зер­но с мас­сой тыся­чи ниже 40 грам­мов реа­ли­зу­ет­ся как про­до­воль­ствен­ное, бла­го клей­ко­ви­на в нем от 25 до 37 %.

Увы, сезон 2021-го будет не самым бла­го­при­ят­ным: Бед­нен­ко пола­га­ет, что выход семян из воро­ха в луч­шем слу­чае соста­вит 60 %, а в про­шлом году все зер­но шло как семенное.

Но убеж­ден­ный в абсо­лют­ных пре­иму­ще­ствах силь­ных семян и мето­да под­ра­бот­ки на линии Фаде­е­ва, фер­мер уже рас­по­ря­дил­ся о под­го­тов­ке арма­ту­ры под уста­нов­ку ана­ло­гич­ной линии для калиб­ров­ки куку­ру­зы и подсолнечника.

Драйвовый бизнес

Но и на этом Андрей Бед­нен­ко не оста­нав­ли­ва­ет­ся – хочет дать воз­мож­ность и кол­ле­гам-фер­ме­рам поль­зо­вать­ся лини­я­ми под­ра­бот­ки зер­на в щадя­щем режи­ме: на пло­щад­ке уже при­стра­и­ва­ет­ся цех по изго­тов­ле­нию решет Фаде­е­ва на про­да­жу – под сор­ти­ро­воч­ные линии любо­го производителя.

Навер­ня­ка и это дале­ко не все? Какие еще идеи зре­ют у быв­ше­го военного?

– Труд­но вести семе­но­вод­ство пше­ни­цы, имея в набо­ре куль­тур три­ти­ка­ле и ячмень, – при­зна­ет­ся фер­мер. – Поэто­му мы сами выра­щи­ва­ем толь­ко эли­ту ячме­ня и раз­да­ем ее парт­не­рам на раз­мно­же­ние. Заби­ра­ем выра­щен­ную ими первую репро­дук­цию, «дово­дим» ее на линии Фаде­е­ва и продаем.

По это­му прин­ци­пу наме­ре­ны выстро­ить и рабо­ту по сор­там пше­ни­цы: оста­вить в порт­фе­ле шесть-семь сор­тов, три воз­де­лы­вать самим, а осталь­ные раз­ме­стить у партнеров.

– Так обес­пе­чим еще бόль­шую сор­то­вую чисто­ту пред­ла­га­е­мых семян. Ведь мы огра­ни­че­ны в пло­ща­дях, а уве­ли­чи­вать пред­ло­же­ние важ­но, – раз­ви­ва­ет мысль Бед­нен­ко. – А это воз­мож­но толь­ко за счет парт­нер­ства с дру­ги­ми хозяйствами.

Сужая сор­то­вое изоби­лие, Андрей Бед­нен­ко наме­рен с трех­пол­ки перей­ти на шести­пол­ку, для это­го в сево­обо­ро­ты уже инте­гри­ро­ван подсолнечник.

– Вме­сто усто­яв­ше­го­ся года­ми «соя – зер­но­вая груп­па – куку­ру­за на зер­но» будет «под­сол­неч­ник – пше­ни­ца – соя – соя – куку­ру­за – куку­ру­за». Раз­ру­шив цик­лы, сло­жив­ши­е­ся за преды­ду­щие годы «нулев­ки», мож­но серьез­но побо­роть­ся про­тив сор­ня­ков, да и это нам поз­во­лит вос­поль­зо­вать­ся пре­па­ра­та­ми и тех­но­ло­ги­я­ми ново­го поко­ле­ния, – разъ­яс­ня­ет про­ис­хо­дя­щие в хозяй­стве изме­не­ния его руководитель.

Тако­вы толь­ко бли­жай­шие пер­спек­ти­вы. Но если сель­ское хозяй­ство чему и учит, кро­ме гиб­ко­сти, так это тому, что за одни­ми целя­ми воз­ни­ка­ют дру­гие, каж­дая новая вер­ши­на ведет к следующей.

– Да, новый сезон – новые вызо­вы. К тому же жизнь фер­ме­ра дале­ка от «дня сур­ка»: оди­на­ко­вых дней не быва­ет. И это мне нра­вит­ся в нашем биз­не­се! – при­зна­ет­ся Андрей Бед­нен­ко. – Да и потом день­ги мож­но зара­бо­тать и на баналь­ной зер­но­тор­гов­ле. Одна­ко еще Рус­со в свое вре­мя ска­зал, что тор­гов­ля созда­ет богат­ство, но сель­ское хозяй­ство обес­пе­чи­ва­ет сво­бо­ду. А при­ро­да, рас­те­ния – это посто­ян­ные драйв и адре­на­лин: наблю­да­ешь, как раз­ви­ва­ют­ся всхо­ды, счи­ты­ва­ешь их потреб­но­сти, даешь им необ­хо­ди­мое, видишь резуль­тат сво­их дей­ствий. Раз­ве это может не заря­жать энер­ги­ей? Заря­жа­ет, да еще как!

Читайте также

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *