Фото: Adobe Stock

На горизонте чисто

Фото: Adobe Stock

Скеп­сис отно­си­тель­но заяв­ле­ний, что Рос­сия будет полу­чать рекорд­ные уро­жаи зер­на, уле­ту­чил­ся. Что с этим зер­ном делать, обсуж­да­ли на «Грэйн­тек-2022».

Прогно­зы пре­зи­ден­та Рос­сий­ской био­топ­лив­ной ассо­ци­а­ции Алек­сея Абла­е­ва сбы­лись. И вот на меж­ду­на­род­ном фору­ме по глу­бо­кой пере­ра­бот­ке зер­на 16 – 17 нояб­ря 2022 года в Москве озву­че­но, что тен­ден­ция к росту укре­пи­лась надол­го: по ито­гам года оте­че­ствен­ные зер­но­во­ды собе­рут более 152 млн т. Изме­не­ние кли­ма­та будет спо­соб­ство­вать уве­ли­че­нию уро­жай­но­сти: зоны рис­ко­ван­но­го зем­ле­де­лия, харак­тер­ные для части рос­сий­ских тер­ри­то­рий, пре­вра­ща­ют­ся в «нор­маль­ные», так что уро­жай­ность куль­тур в Рос­сии будет рас­ти, в то вре­мя как в неко­то­рых евро­пей­ских стра­нах, Южной Аме­ри­ке она, веро­ят­но, «пой­дет по наклонной».

Не было забот…

Толь­ко огром­ные запа­сы зер­на радо­сти рас­те­ние­во­дам не при­бав­ля­ют: хло­пот даже боль­ше, чем при дефи­ци­те. «На зер­но­вом рын­ке внут­рен­нее потреб­ле­ние суще­ствен­но ниже, так как на про­до­воль­ствен­ные цели ухо­дит поряд­ка 30 млн т зер­но­вых, на кор­ма око­ло 40 млн т, остав­ши­е­ся 70 млн т (65 млн т без уче­та запа­сов) – это изли­шек, кото­рый надо либо пол­но­стью экс­пор­ти­ро­вать, либо часть его более глу­бо­ко пере­ра­ба­ты­вать в про­дук­ты с высо­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью», – заявил гла­ва дирек­ции раз­ви­тия агро- и био­тех­но­ло­гий в ком­па­нии «Инно­прак­ти­ка» Вла­ди­мир Авдеенко.

Непред­ска­зу­е­мость поли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции как внут­ри стра­ны, так и в мире зна­чи­тель­но повы­ша­ет уро­вень стрес­са агра­ри­ев: при гигант­ском пред­ло­же­нии цены на зер­но низ­кие, а экс­порт огра­ни­чен. По мне­нию неза­ви­си­мо­го ана­ли­ти­ка Мари­ны Сидак, экс­порт­ные пошли­ны на зер­но сей­час неце­ле­со­об­раз­ны: вывез­ти за рубеж зер­но все рав­но слож­но – даже в дру­же­ствен­ные стра­ны пере­воз­ка наклад­на из-за удли­не­ния логи­сти­че­ских марш­ру­тов. Удар под дых полу­чи­ли и оте­че­ствен­ные свек­ло­во­ды – Евро­со­юз запре­тил ввоз из РФ свек­ло­вич­но­го жома. Но любой кри­зис – новые воз­мож­но­сти, в част­но­сти для глу­бо­кой пере­ра­бот­ки зер­на и раз­ви­тия биотехнологий.

Биотехнологии в дефиците

Рынок био­тех­но­ло­гий про­дол­жа­ет нара­щи­вать емкость в буду­щем. В 2020 году он соста­вил 0,55 млрд долл. США. И хотя при­рост есть в сек­то­ре ами­но­кис­лот, фер­мен­тов, кор­мо­вых анти­био­ти­ков, почти по всем клю­че­вым про­дук­там наблю­да­ет­ся высо­кая зави­си­мость от импор­та. Доля вве­зен­ных из-за рубе­жа ами­но­кис­лот (лизин, трео­нин, трип­то­фан, валин и др.) дости­га­ет око­ло 60 %. Более 93 % кор­мо­вых фер­мен­тов (муль­ти­фер­мент­ные блен­ды, фита­за и др.) име­ют ино­стран­ное про­ис­хож­де­ние. Толь­ко 7 % про­из­во­дит­ся в Рос­сии дву­мя основ­ны­ми ком­па­ни­я­ми: ООО ПО «Сиб­био­форм» и ООО «Агро­фер­мент».

Почти утра­чен син­тез кор­мо­вых анти­био­ти­ков внут­ри стра­ны (5 %), хотя, несмот­ря на трен­ды по сокра­ще­нию их при­ме­не­ния, доля импор­та все еще высо­ка. Укреп­ля­ет­ся спрос на мик­роб­ные эубио­ти­ки (про­био­ти­ки, пре­био­ти­ки, сим­био­ти­ки). По сло­вам В. Авде­ен­ко, в 2020 году рынок оце­ни­вал­ся в 24 млн долл. США. Про­из­вод­ству в Рос­сии ост­ро не хва­та­ет раз­ра­бот­ки новых пре­па­ра­тов. Это и обу­слав­ли­ва­ет рост импор­та опе­ре­жа­ю­щи­ми тем­па­ми: потре­би­те­ли дела­ют выбор в поль­зу зару­беж­ных пре­па­ра­тов с хоро­шей репу­та­ци­ей. Воз­мож­но, закон об орга­ни­че­ском сель­ском хозяй­стве при­даст импульс более актив­но­му раз­ви­тию дан­но­го направления.

Что каса­ет­ся мик­ро­био­ло­ги­че­ских средств защи­ты рас­те­ний и удоб­ре­ний, то на рос­сий­ском рын­ке пред­став­ле­но при­лич­ное коли­че­ство ком­па­ний: в 2020 году рынок достиг 57 млн долл. США, а к 2025 году его оце­ни­ва­ют в 65 – 70 млн долл. США. Доля импорт­ных СЗР и удоб­ре­ний отно­си­тель­но неве­ли­ка – 18 %. Но и здесь не все так радост­но: в послед­ние годы отме­ча­ет­ся суще­ствен­ное нара­щи­ва­ние зару­беж­ных поста­вок совре­мен­ных пре­па­ра­тов, напри­мер ино­ку­лян­тов для обра­бот­ки семян бобо­вых культур.

Но все же и на экспорт

Мед­лен­но и тер­ни­сто, но глу­бо­кая пере­ра­бот­ка зер­на в Рос­сии все же раз­ви­ва­ет­ся. Импор­то­за­ме­ще­ние и внут­рен­ний спрос на про­дук­цию с высо­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью плав­ны­ми лини­я­ми идут вверх. Экс­порт­ный потен­ци­ал про­дук­тов глу­бо­кой пере­ра­бот­ки укреп­ля­ет­ся. Неко­то­рые из них Рос­сия не толь­ко про­из­во­дит и потреб­ля­ет внут­ри сво­ей стра­ны, но и выво­зит за пределы.

Мари­на Сидак рас­ска­за­ла, что на фоне быст­ро­го уве­ли­че­ния объ­е­мов про­из­вод­ства крах­ма­лов рас­ши­ря­ет­ся и их экс­порт, но пре­иму­ще­ствен­но за счет выво­за куку­руз­но­го крах­ма­ла. Льви­ная доля пше­нич­но­го крах­ма­ла ухо­дит для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей рос­сий­ских предприятий.

В 2021 году про­изо­шел рез­кий ска­чок в про­из­вод­стве, а так­же в экс­пор­те маль­то­декс­три­на. За пре­де­лы Рос­сии уеха­ло более 13 тыс. тонн про­дук­та. Для срав­не­ния: годом ранее было выве­зе­но все­го чуть более 1 тыс. т маль­то­декс­три­на. Вверх устрем­ля­ет­ся и кри­вая рос­сий­ско­го про­из­вод­ства и экс­пор­та глю­ко­зо-фрук­тоз­ных сиропов.

Поло­жи­тель­ная дина­ми­ка про­из­вод­ствен­ных объ­е­мов наблю­да­ет­ся и у лизи­на. К 2025 году его про­из­вод­ство может пере­ва­лить за 200 тыс. т, а внут­рен­нее потреб­ле­ние достиг­нет 190 тыс. т. Для экс­порт­ных поста­вок будут доступ­ны око­ло 30 тыс. т., вслед­ствие чего появит­ся воз­мож­ность поучаст­во­вать в кон­ку­рент­ной борь­бе с экс­порт­ным лизи­ном из Китая.

Делает сильней

Неопре­де­лен­ность, воз­ни­ка­ю­щие вре­мя от вре­ме­ни все новые пре­пят­ствия и огра­ни­че­ния, с одной сто­ро­ны, накла­ды­ва­ют отпе­ча­ток на раз­ви­тие глу­бо­кой пере­ра­бот­ки зер­на и био­тех­но­ло­гий в стране, но с дру­гой сто­ро­ны – они зака­ля­ют отрасль, спо­соб­ству­ют поис­ку более совре­мен­ных реше­ний, рас­ши­ря­ют потенциал.

Несмот­ря на то что в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве рабо­тать пока слож­но, поле для дол­го­сроч­но­го пла­ни­ро­ва­ния еще почти не пахано.

 

Читайте также

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *