Фото: Petra Jacob

Чудесная Персия

Фото: Petra Jacob

Редакция НСХ

Редакция журнала «Новое сельское хозяйство»


Петра Якоб, ФРГ

Поделитьтся

Пре­крас­ный гор­ный ланд­шафт, экс­тре­маль­ное сель­ское хозяй­ство и доб­ро­душ­ные люди – Иран полон сюр­при­зов.

Сельское хозяйство Ирана

Все выше под­ни­ма­ет­ся в горы Эль­бурс меж­ду­го­род­ний авто­бус из Теге­ра­на – сто­ли­цы Ира­на. Минуя несколь­ко пере­ва­лов, про­ез­жа­ет он по засуш­ли­вой вели­че­ствен­ной гори­стой мест­но­сти с кое-где встре­ча­ю­щи­ми­ся ост­ров­ка­ми зеле­ни и доми­ка­ми. И толь­ко через несколь­ко часов пути взо­ру откры­ва­ет­ся при­бреж­ная поло­са Кас­пий­ско­го моря. Девя­но­сто про­цен­тов тер­ри­то­рии стра­ны зани­ма­ет Иран­ское наго­рье. Свы­ше поло­ви­ны пло­ща­ди зани­ма­ют горы и воз­вы­шен­но­сти, чет­верть – пусты­ни.

Соот­вет­ству­ю­щее гео­гра­фи­че­ское поло­же­ние и засуш­ли­вый кли­мат огра­ни­чи­ва­ют пло­щадь полез­ной для сель­ско­хо­зяй­ствен­ных нужд зем­ли. Поэто­му пло­до­род­ная зем­ля у под­но­жия гор – это чудо. Пше­нич­ные поля, овощ­ные и фрук­то­вые план­та­ции, паст­би­ща для круп­но­го рога­то­го ско­та и мно­го­чис­лен­ные рисо­вые чеки – все виды сель­ско­го хозяй­ства сосре­до­то­че­ны здесь.

Вдоль улиц, как жем­чу­жи­ны на нити, рас­по­ло­жи­лись овощ­ные и фрук­то­вые палат­ки, демон­стри­ру­ю­щие все богат­ство полей: лук, чес­нок, пер­си­ки, тома­ты и мно­гое дру­гое. По пира­ми­дам из арбу­зов и дынь мож­но судить о раз­га­ре сезо­на этих бах­че­вых. Про­вин­ции Гилян, Мазен­де­ран и Голе­стан, непо­сред­ствен­но гра­ни­ча­щие с Кас­пий­ским морем, счи­та­ют­ся самы­ми влаж­ны­ми рай­о­на­ми Ира­на (годо­вое коли­че­ство осад­ков – 1600 мм), и сле­до­ва­тель­но, важ­ней­ши­ми сель­ско­хо­зяй­ствен­ны­ми реги­о­на­ми.

Белое и черное золото

«Иран может про­кор­мить себя сам: настоль­ко пло­до­род­на наша зем­ля», – гово­рит Сохель Хос­сей­ни. В при­го­ро­де Гор­га­на, сто­ли­цы про­вин­ции Голе­стан, Сохель руко­во­дит фир­мой Noavaran Sabz. Ком­па­ния снаб­жа­ет сель­хоз­про­дук­ци­ей тор­гов­цев и мест­ные про­дук­то­вые мага­зи­ны, а так­же осу­ществ­ля­ет экс­порт­ные постав­ки. Пере­ва­лоч­ный склад рас­по­ло­жен в неболь­шой про­мыш­лен­ной зоне по сосед­ству с мель­ни­цей для полу­че­ния олив­ко­во­го мас­ла и под­раз­де­ле­ни­ем круп­ней­ше­го моло­ко­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го заво­да в стране, а так­же со мно­же­ством неболь­ших фер­мер­ских хозяйств. На полях и овощ­ных план­та­ци­ях, про­из­рас­та­ют куку­ру­за, кар­то­фель и ячмень, а так­же хло­пок. «Мы назы­ва­ем его белым золо­том, – рас­ска­зы­ва­ет Сохель, – пото­му что у нас есть еще и чер­ное золо­то – икра осет­ра из Кас­пий­ско­го моря». Икра и хло­пок сде­ла­ли нашу мест­ность бога­той. Мно­гим живет­ся в Гор­гане хоро­шо, и не толь­ко за счет сель­ско­го хозяй­ства, но так­же бла­го­да­ря пере­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти.

«Мы с ува­же­ни­ем отно­сим­ся к людям, рабо­та­ю­щим на зем­ле. Никто не смот­рит на них свы­со­ка, пото­му что без них мы не смог­ли бы жить», – так отзы­ва­ет­ся о сель­ских тру­же­ни­ках Сохель Хос­сей­ни. Его дед тоже имел усадь­бу. Одна­ко после раз­де­ла наслед­ства меж­ду восе­мью детьми достав­ше­е­ся каж­до­му коли­че­ство зем­ли не поз­во­ли­ло про­дол­жить семей­ное дело. Пять лет назад отец Сохе­ля купил уча­сток зем­ли и теперь на семи гек­та­рах выра­щи­ва­ет ово­щи, фрук­ты и оре­хи. Кро­ме того, он содер­жит овец, а так­же инде­ек и пти­цу для полу­че­ния яиц. Фрук­ты у него поку­па­ют тор­гов­цы, чьи палат­ки рас­по­ло­же­ны вдоль улиц. «У них нет лицен­зии, но пра­ви­тель­ство закры­ва­ет на это гла­за».

Четыре евро в день

«Мел­кие фер­мер­ские хозяй­ства, как у мое­го отца, – нор­маль­ное явле­ние в Иране», – гово­рит Сохель. Сред­нее по раз­ме­рам сель­хоз­пред­при­я­тие обра­ба­ты­ва­ет 4,5 га.

У неко­то­рых зем­ля нахо­дит­ся в соб­ствен­но­сти, дру­гие же арен­ду­ют ее. На фер­мах и полях тру­дят­ся поден­щи­ки. Уста­нов­лен­ный госу­дар­ством мини­маль­ный раз­мер опла­ты за шесть – восемь часов в день состав­ля­ет в пере­сче­те 4 евро. «Боль­шин­ство сель­ско­хо­зяй­ствен­ных рабо­чих зара­ба­ты­ва­ет око­ло 6 евро за сме­ну. В про­мыш­лен­но­сти рабо­чие полу­ча­ют в два раза боль­ше: 12 евро в день. Несмот­ря на низ­кий доход, дефи­ци­та рабо­чей силы в сель­ском хозяй­стве Ира­на не наблю­да­ет­ся. Мно­гие ищут рабо­ту», – рас­ска­зы­ва­ет Сохель.

Наи­боль­шей про­бле­мой в сель­ском хозяй­стве стра­ны явля­ет­ся водо­обес­пе­че­ние. Хотя ситу­а­ция с водой в при­ка­спий­ских реги­о­нах несрав­нен­но луч­ше, чем в дру­гих рай­о­нах стра­ны, отец Сохе­ля все же вырыл на сво­ей зем­ле 20-мет­ро­вый коло­дец. Когда коло­дец пере­сы­ха­ет, он берет воду из оро­си­тель­но­го кана­ла с исполь­зо­ва­ни­ем счет­чи­ка. Оро­ше­ние обхо­дит­ся фер­ме­ру в 50 евро в день. «В засуш­ли­вый пери­од с вес­ны до лета оро­ше­ние про­во­дит­ся око­ло 25 раз. В осталь­ное же вре­мя хва­та­ет при­род­ной вла­ги», – пояс­ня­ет Сохель.

Некоторые факты

На тер­ри­то­рии Ира­на пло­ща­дью 1,648 млн км2 (по пло­ща­ди Иран в 4,5 раза боль­ше Гер­ма­нии) про­жи­ва­ет более 77 млн чело­век. Свы­ше 60% насе­ле­ния состав­ля­ют жите­ли моло­же 30 лет. Ислам испо­ве­ду­ют 99% иран­цев, из них 90% явля­ют­ся мусуль­ма­на­ми-шии­та­ми.

Почти 1,2 млн чело­век ведут коче­вой образ жиз­ни, зани­ма­ют­ся раз­ве­де­ни­ем коз и овец. В сель­ском хозяй­стве заня­та чет­верть всех иран­цев. Пусты­ня и степь покры­ва­ют боль­шую тер­ри­то­рию стра­ны (55%). Сель­хоз­уго­дья зани­ма­ют 14 млн га, из кото­рых оро­ша­ют­ся восемь. Нефть – основ­ная ста­тья иран­ско­го экс­пор­та. Сре­ди видов экс­порт­ной сель­хоз­про­дук­ции важ­ней­ши­ми, соглас­но дан­ным ФАО, явля­ют­ся фисташ­ки, пря­но­сти и сухо­фрук­ты.

Шафран зани­ма­ет почет­ное место в сель­ском хозяй­стве стра­ны. В год Иран про­из­во­дит от 170 до 180 т этой куль­ту­ры, что состав­ля­ет более 90% миро­во­го про­из­вод­ства, доля фиста­шек – 40%. Кро­ме того, в зна­чи­тель­ных объ­е­мах про­из­во­дят­ся гра­нат (600 тыс. т в год) и чер­ная икра (11 т).

Сей­час сто­ит июнь – нача­ло лета. Тер­мо­метр пока­зы­ва­ет невы­но­си­мые 40oC. Луч­ший спо­соб укрыть­ся от жары и высо­кой влаж­но­сти – про­гул­ка в горы. Как хоро­шо, что учи­тель немец­ко­го язы­ка Мох­сен Гиляк, кото­рый дает уро­ки невест­ке Сохе­ля, сра­зу же при­гла­ша­ет меня на экс­кур­сию под назва­ни­ем «Гор­ган­ские аль­пи­ни­сты»: госте­при­им­ству в Иране при­да­ют боль­шое зна­че­ние.

Сохель при­гла­ша­ет меня позна­ко­мить­ся со сво­ей семьей. При­ни­ма­ет и уго­ща­ет щед­ро. Кро­ме про­че­го, пода­ва­лось наци­о­наль­ное гор­ган­ское блю­до: кури­ца раз­ме­ром с голу­бя в гра­на­то­вом соусе, с мят­ным йогур­том, олив­ка­ми и рисом. Под­кре­пив­шись, отправ­ля­юсь в запо­вед­ник Джа­хан Нама.

Не без проблем

На высо­ко­го­рье вид­не­ют­ся несколь­ко доми­ков. Это дерев­ня, в кото­рую фер­ме­ры из Гор­га­на при­ез­жа­ют толь­ко летом. Мест­ные про­сто­ры они исполь­зу­ют как паст­би­ща для выпа­са сво­их коз и овец. Муж­чи­ны зани­ма­ют­ся живот­ны­ми (на одном щите было напи­са­но: «мясо коз на заказ»), жен­щи­ны соби­ра­ют гор­ные тра­вы, кото­рые сушат на лугу на солн­це, добы­ва­ют мед, пекут в гли­ня­ной печи хлеб, про­да­ют тра­вя­ные чаи и све­жие яйца. По сло­вам одной из мест­ных жен­щин, за сбор трав она непло­хо полу­ча­ет – один евро в час.

Сопро­вож­да­ю­щий меня в похо­де Хаша­яр Ямши­ди (имя изме­не­но) име­ет про­ти­во­по­лож­ное мне­ние по пово­ду зара­бот­ка. Для него в послед­нее вре­мя жизнь в Гор­гане ста­ла гораз­до тяже­лее. В тече­ние послед­них четы­рех лет цены на мас­ло, сахар и муку воз­рос­ли в десять раз. Сан­гак, люби­мый иран­ца­ми хлеб, еще пару лет назад сто­ив­ший око­ло 10 евро­цен­тов, сей­час про­да­ет­ся по 25 цен­тов. Всю свою кри­ти­ку Ямши­ди направ­ля­ет в адрес пра­ви­тель­ства. Он кри­ти­ку­ет пра­ви­тель­ство за неза­ви­си­мую про­до­воль­ствен­ную поли­ти­ку. «Намно­го выгод­нее было бы импор­ти­ро­вать боль­ше пше­ни­цы. Для воз­де­лы­ва­ния этой куль­ту­ры нуж­но слиш­ком мно­го вла­ги, а водо­обес­пе­че­ние в нашем засуш­ли­вом реги­оне крайне затруд­ни­тель­но».

Ямши­ди, сво­бод­ный аграр­ный жур­на­лист, в целях без­опас­но­сти пред­по­чел не назы­вать свое насто­я­щее имя. «Кри­ти­ко­вать поли­ти­ку пра­ви­тель­ства опас­но», – усме­ха­ет­ся жур­на­лист. Сам он родом из рас­по­ло­жен­но­го на краю пусты­ни горо­да Исфахан – того само­го горо­да, в кото­ром разъ­ярен­ные кре­стьяне в 2013 году раз­ру­ши­ли уча­сток тру­бо­про­во­да, пред­на­зна­чен­но­го для пода­чи воды из реки Зай­ен­де­руд в город Йезд. Дан­ный слу­чай еще раз дока­зы­ва­ет, какой цен­но­стью явля­ет­ся вода для неко­то­рых иран­ских реги­о­нов.

В стране, бога­той нефтью, топ­ли­во сто­ит дешев­ле, чем вода. В насто­я­щее вре­мя стра­на исполь­зу­ет 70% всех воз­об­нов­ля­е­мых запа­сов прес­ной воды, в то вре­мя как уста­нов­лен­ная меж­ду­на­род­ны­ми стан­дар­та­ми гра­ни­ца не пре­вы­ша­ет 40%. По дан­ным Мини­стер­ства энер­ге­ти­ки Ира­на, 92,4% всей име­ю­щей­ся прес­ной воды ухо­дит на нуж­ды сель­ско­го хозяй­ства, про­мыш­лен­ность потреб­ля­ет лишь 1,5%. При­чи­ной высо­ко­го потреб­ле­ния воды явля­ют­ся и неэф­фек­тив­ные систе­мы поли­ва – в жар­ком кли­ма­те боль­шая часть воды попро­сту испа­ря­ет­ся.

Две крайности

В пла­чев­ном состо­я­нии пре­бы­ва­ет и мест­ное живот­но­вод­ство. Типич­ным для про­вин­ции Голе­стан мел­ким фер­ме­ром явля­ет­ся чело­век, у кото­ро­го Хаша­яр Ямши­ди все­гда берет моло­ко. Фер­ме­ру 60 лет, он име­ет 30 коров гол­ш­тин­ской поро­ды. В теп­лое вре­мя года живот­ные пасут­ся на паст­би­ще. Зимой коров кор­мят соло­мой. Неуди­ви­тель­но, что в таких усло­ви­ях сред­не­су­точ­ный удой не пре­вы­ша­ет четы­рех лит­ров моло­ка от одной коро­вы. Мел­ким живот­но­во­дам до круп­ных молоч­ных пред­при­я­тий Ира­на со сред­ним пого­ло­вьем в 300 голов и совре­мен­ным доиль­ным обо­ру­до­ва­ни­ем пока еще дале­ко.

Читайте также