Выбор стратегии хозяйствования - Фермер на курорте

Фермер на курорте

Выбор стратегии хозяйствования - Фермер на курорте

Елена Герасименко

Руководитель рекламной службы, редактор журнала «Новое сельское хозяйство», генеральный директор OOO «ДЛВ АГРОДЕЛО»

Поделитьтся

Когда город пре­пят­ству­ет росту фер­мер­ско­го хозяй­ства, зача­стую при­хо­дит­ся при­ни­мать непро­стые реше­ния. Какой выбор сде­лал немец­кий фер­мер Иоган­нес Бар­тель из г. Бад-Виль­дун­ген (Феде­раль­ная Зем­ля Гес­сен)?

Выбор стратегии хозяйствования

Ранним утром в доме раз­дал­ся теле­фон­ный зво­нок: ско­ти­на в бегах! И заскри­пе­ли дере­вян­ные сту­пе­ни лест­ни­цы 400‑летнего фах­вер­ка (зда­ния кар­кас­ной кон­струк­ции) под уве­рен­ны­ми тороп­ли­вы­ми шага­ми фер­ме­ра, оде­ва­ю­ще­го сви­тер на бегу. Пару минут спу­стя Иоган­нес Бар­тель вска­ки­ва­ет в свой «каб-лук» фран­цуз­ско­го про­из­вод­ства и мчит­ся на окра­и­ну горо­да…

«Городской ковбой»

Имен­но город­ской! Подво­рье наше­го фер­ме­ра рас­по­ло­же­но в чер­те севе­ро-гес­сен­ско­го курорт­но­го горо­да Бад-Виль­дун­ген. Века­ми народ со всей Гер­ма­нии съез­жа­ет­ся сюда на воды под­ле­чить­ся и при­род­ны­ми кра­со­та­ми полю­бо­вать­ся. А рас­по­ло­жен­ное непо­да­ле­ку Эдер­ское озе­ро с вело­си­пед­ны­ми дорож­ка­ми и пар­ка­ми вдоль его бере­гов оста­ет­ся пунк­том при­тя­же­ния тури­стов всех воз­рас­тов и спор­тив­ных инте­ре­сов.

«Шульт­хай­сен­хоф» (так назы­ва­ет­ся фер­мер­ское подво­рье) лежит акку­рат по доро­ге к город­ско­му зам­ку и зна­чит­ся не на какой‑то там Дорф­штрас­се (с нем.: ули­ца Дере­вен­ская), а на Шлос­с­штрас­се (ули­ца, веду­щая к зам­ку). Все­го каких‑то три­ста – четы­ре­ста мет­ров по ули­це-музею (дома здесь все сплошь и рядом с отсы­лом к XVIII сто­ле­тию), и вы уже в гостях у мест­но­го гра­фа.

Такой бли­зо­стью к граф­ско­му зам­ку, да и досто­ин­ства­ми город­ской жиз­ни гор­дил­ся бы каж­дый. Но Иоган­не­са Бар­те­ля эта «бли­зость» к горо­ду, да еще курорт­но­му, ста­вит в жест­кие рам­ки: отсут­ствие воз­мож­но­стей для роста хозяй­ства; стро­гие пред­пи­са­ния в отно­ше­нии вне­се­ния удоб­ре­ний. Осо­бо выде­лим навоз­ную жижу. Не толь­ко пото­му, что для горо­жан она «пах­нет», но и по при­чине неглу­бо­ко­го зале­га­ния целеб­ных вод. Да вот и ско­ти­на пери­о­ди­че­ски норо­вит про­гу­лять­ся по ули­цам.

На другие рельсы

Лож­ная тре­во­га: сбе­жав­ший скот при­над­ле­жит сосе­ду-фер­ме­ру. И вот уже вер­нув­ший­ся с паст­би­ща Иоган­нес рас­по­ла­га­ет­ся за мощ­ным – такие и сто­ят в кух­нях кре­стьян – дере­вян­ным сто­лом, накры­тым его мате­рью Карен к зав­тра­ку. Сыр, кол­ба­са, хлеб, мед, моло­ко и кофе…

Семья Бар­тель фер­мер­ству­ет более 150 лет. Когда‑то дав­но дед Карен взял в жены дочь мест­но­го креп­ко­го кре­стья­ни­на, с тех пор и начал­ся счет лет дина­стии фер­ме­ров с фами­ли­ей Бар­тель. Спу­стя годы Карен, решив для себя про­дол­жать дело семьи, при­ня­ла браз­ды прав­ле­ния и доволь­но дол­го вме­сте с отцом вела хозяй­ство, кото­рое в 2000 году в свою оче­редь пере­нял пред­ста­ви­тель чет­вер­то­го поко­ле­ния Бар­те­лей – Иоган­нес.

Два­дцать молоч­ных коров гол­ш­тин­ской поро­ды, 36 гек­тар сель­хоз­уго­дий – таким был старт моло­до­го фер­ме­ра. Когда ста­ло понят­но, что с два­дца­тью коро­ва­ми не раз­вер­нуть­ся, при­ку­пил молоч­ную кво­ту у сосе­да-фер­ме­ра и рас­ши­рил ста­до до 40 голов. Доил не то что­бы мно­го: 6,5 тысяч кг в год. Как шутит сам Иоган­нес: «Был в замы­ка­ю­щих в ряду молоч­ных хозяйств окру­га». Но тут сто­ит отме­тить, что его фер­ма про­из­во­дит био­про­дук­цию. Карен дер­жа­ла лав­ку, где про­да­ва­ла хлеб соб­ствен­ной выпеч­ки, моло­ко от сво­их коров, сыры от сосе­дей, сде­лан­ные по соб­ствен­ным рецеп­там кол­ба­сы, яйца, варе­нье и про­чие фер­мер­ские эко­про­дук­ты, так люби­мые город­ски­ми жите­ля­ми. Жизнь тогда на подво­рье бур­ли­ла. Поку­па­тель­ни­цы в мага­зине даже ино­гда скан­да­ли­ли. Об этом с улыб­кой вспо­ми­на­ют и Карен, и Иоган­нес. Но про­дол­жать это дело вре­ме­ни и сил у хозяй­ки не оста­лось – при­кры­ла лавоч­ку.

А затея с «био» при­над­ле­жа­ла имен­но Карен. В 1993 году, когда «у штур­ва­ла» сто­я­ла она сама, после двух лет пере­ход­но­го пери­о­да с тра­ди­ци­он­ных мето­дов на хозяй­ство­ва­ние по био­прин­ци­пам пред­при­я­тию был при­сво­ен соот­вет­ству­ю­щий ста­тус. Таб­лич­ка с лого­ти­пом сер­ти­фи­ци­ру­ю­ще­го сою­за Bioland до сих пор кра­су­ет­ся у вхо­да в дом. К дому, кста­ти, при­мы­ка­ет коров­ник, в кото­ром и содер­жа­лись те самые 40 голов дой­но­го ста­да. Содер­жа­лись…

Теперь здесь мычит раз­ве толь­ко бык в загоне, мека­ют несколь­ко коз с коз­ля­та­ми, да похрю­ки­ва­ют четы­ре поро­сен­ка. Так, для радо­сти фер­мер­ской. Что же слу­чи­лось? Моло­дой фер­мер завел хозяй­ство в тупик? Не смог усто­ять перед иску­ше­ния-ми горо­да?

Для «Шульт­хай­сен­хо­фа» 2008 год стал оче­ред­ным рубе­жом. Иоган­нес Бар­тель сно­ва ока­зал­ся перед выбо­ром. Теперь при­нять реше­ние было слож­нее, чем в 2001 году при покуп­ке еще два­дца­ти коров. Что­бы выжить, сле­до­ва­ло уве­ли­чить пого­ло­вье хотя бы до 140 коров. Нахож­де­ние фер­мер­ско­го подво­рья в чер­те горо­да не поз­во­ля­ло рас­ши­рить коров­ник. Надо было в при­го­ро­де стро­ить новый. Одно­му Иоган­не­су такое хозяй­ство было уже не по силам, а наем­ные работ­ни­ки или доиль­ный робот прак­ти­че­ски сво­ди­ли на нет эффек­тив­ность про­ек­та. Ноша пока­за­лась г-ну Бар­те­лю неподъ­ем­ной. Наня­тый кон­суль­тант реко­мен­до­вал пере­ве­сти хозяй­ство на дру­гие рель­сы: занять­ся откор­мом ско­та. Озна­ча­ло ли это, что при­дет­ся всех сво­их коров, кото­рых Иоган­нес «знал в лицо», отпра­вить на бой­ню? Отча­сти да. Но нашлось иное реше­ние: про­дать живот­ных в дру­гие молоч­ные хозяй­ства вме­сте с молоч­ной кво­той. Это в 2012 году Иоган­нес и сде­лал. Оста­вил десять телок из шлей­фа для ново­го стар­та.

10 + 10

Окон­чив зав­трак, наш фер­мер сно­ва направ­ля­ет­ся к авто­мо­би­лю, затем сле­ду­ет в сарай и уже с вед­ром соли-лизун­ца сно­ва к авто­мо­би­лю. Бес­смен­ный адъ­ютант, соба­ка Элла, сопро­вож­да­ет сво­е­го хозя­и­на. Дана коман­да, и она лег­ко запры­ги­ва­ет в авто­мо­биль: гулять и рабо­тать. И пяти минут не про­хо­дит, как маши­на дости­га­ет ого­ро­жен­но­го элек­тро­пас­ту­хом участ­ка паст­би­ща. Здесь откарм­ли­ва­ют­ся помес­ные теля­та лиму­зин­ских кро­вей. Сей­час им око­ло девя­ти меся­цев, к 2015 году как раз нагу­ля­ют достой­ный мяс­ной вес.

Если нет «экс­трен­ных вызо­вов», таких как сего­дня, Иоган­нес наве­ды­ва­ет­ся к сво­им раз­но­цвет­ным теля­там раз в день: целост­ность изго­ро­ди про­ве­рить, све­жей воды налить, насы­пать ком­би­кор­ма. Зави­дев хозя­и­на с вед­ром жел­то­го цве­та в руках, теля­та направ­ля­ют­ся к нему и тянут свои мор­ды в ожи­да­нии лас­ки. Вот этот, осо­бен­но­го окра­са,– любим­чик; он тре­бу­ет к себе соот­вет­ству­ю­ще­го вни­ма­ния.

Вода све­жая, тра­вы доста­точ­но, элек­тро­пас­тух кон­тро­ли­ру­ет ситу­а­цию – мож­но про­дол­жать путь. Еще десять голов двух­ле­ток «сто­лу­ют­ся» мно­го даль­ше. Паст­би­ща у моло­до­го фер­ме­ра наре­за­ны кус­ка­ми по 3 – 4 гек­та­ра и раз­бро­са­ны (по немец­ким мер­кам) ой как широ­ко: 5 – 6 км меж­ду ними. Отсю­да рань­ше Иоган­нес, когда дер­жал молоч­ных коров, возил убран­ные тра­вы на сенаж. Из-за боль­шо­го транс­порт­но­го пле­ча до силос­ной тран­шеи сие меро­при­я­тие было на гра­ни рен­та­бель­но­сти. Сего­дня здесь пасут­ся остав­ши­е­ся от молоч­но­го шлей­фа и покры­тые десять телок. Задум­ка хозя­и­на состо­ит в том, что­бы про­дать стель­ных телок: потен­ци­ал у них не так уж и плох, да и покуп­ное семя от «каче­ствен­но­го» быка было. Этих нете­лей про­даст, как толь­ко уве­рит­ся в их стель­но­сти, купит еще десять помес­ных телят на откорм. Так и долж­на сло­жить­ся его хозяй­ствен­ная направ­ля­ю­щая. Ника­ких теперь ран­них подъ­емов на дой­ку, ника­кой рабо­ты по заго­тов­ке кор­мов (раз­ве что в коопе­ра­ции для сосе­дей). Плюс еще одно пре­иму­ще­ство: отпуск при содер­жа­нии ско­та на откор­ме орга­ни­зо­вать про­ще.

Моло­дой фер­мер убе­дил­ся, что и здесь, на даль­нем паст­би­ще, тоже все в нор­ме: и забор, и вода, и тра­вы доста­точ­но. Теперь мож­но наве­дать­ся на поля.

И сеет, и пашет

Сего­дня у Иоган­не­са 86 га зем­ли, 54 га из кото­рых – паш­ня со сред­ним бони­те­том 85 бал­лов из 100 воз­мож­ных. При­бег­нув два года назад к помо­щи про­фес­си­о­наль­но­го кон­суль­тан­та, фер­мер Бар­тель пол­но­стью пере­смот­рел свой сево­обо­рот. Вопре­ки ран­ней неуда­че с воз­де­лы­ва­ни­ем кор­мо­вых бобов при­слу­шал­ся к реко­мен­да­ци­ям, сно­ва вклю­чил бобы в сево­обо­рот. Теперь их наше­му фер­ме­ру сеет сосед сво­ей сеял­кой пря­мо­го высе­ва на глу­би­ну 7 – 10 см (сеял­ка Иоган­не­са ока­за­лась на такое не спо­соб­на). Опыт пока­зал, что имен­но этой глу­би­ны посе­ва доста­точ­но для успеш­но­го раз­ви­тия кор­мо­вых бобов. А высе­ва­е­мый как про­ме­жу­точ­ная куль­ту­ра рапс обес­пе­чи­ва­ет необ­хо­ди­мые усло­вия для актив­но­го раз­ви­тия клу­бень­ко­вых бак­те­рий на стар­то­вом эта­пе. Напом­ним, что фер­мер­ское хозяй­ство сер­ти­фи­ци­ро­ва­но как «био», гер­би­ци­ды при­ме­нять нель­зя, да и с удоб­ре­ни­я­ми все в огра­ни­че­ни­ях. Бобы уве­ли­чи­ва­ют содер­жа­ние полез­но­го азо­та в поч­ве, а сами явля­ют­ся для фер­ме­ра Бар­те­ля «побоч­ным про­дук­том» и реа­ли­зу­ют­ся сосед­не­му фер­мер­ско­му биохо­зяй­ству на корм молоч­но­му ста­ду.

Недо­во­лен Иоган­нес видом посе­вов бобов: двух­ра­зо­во­го дис­ко­ва­ния и обра­бот­ки штри­ге­лем ока­за­лось недо­ста­точ­но. При­дет­ся еще прой­тись штри­ге­лем, а там уже ряд­ки сомкнут­ся и сор­няк будет не стра­шен. Поле яро­вой пше­ни­цы тоже выгля­дит сор­ным. Моро­зы про­шед­шей зимой были сла­бые, пада­ли­цу гор­чи­цы (про­ме­жу­точ­ной куль­ту­ры) не «схва­ти­ли» – вот и про­би­ва­ют­ся жел­тые цве­точ­ки.

Про­бо­вать, не отсту­пать и сно­ва про­бо­вать… Искать дру­гие реше­ния. Отсо­ве­то­вал кон­суль­тант сеять три­ти­ка­ле, да и необ­хо­ди­мость в ней отпа­ла: скот, как рань­ше, кор­мить не надо. В сево­обо­рот вклю­чи­ли рожь. На таких поч­вах она выда­ет по 35 ц / га! Пря­мо с поля ее заби­ра­ет муко­моль­ное пред­при­я­тие, так­же сер­ти­фи­ци­ро­ван­ное по эко­стан­дар­там. Еще бы! Ржа­ной био­хлеб ведь попу­ля­рен. Яро­вую пше­ни­цу фер­мер про­да­ет, но что‑то остав­ля­ет для под­опеч­ных два­дца­ти голов. Воз­де­лы­ва­ет­ся тут и дин­кель – древ­ний вид пше­ни­цы. И без кле­ве­ра в хозяй­стве никак не обой­тись. Итак, сево­обо­рот скла­ды­ва­ет­ся в доволь­но при­вле­ка­тель­ную кар­ти­ну: кле­вер – два года, дин­кель, яро­вые зер­но­вые (пше­ни­ца или ячмень), кор­мо­вые бобы, рожь, затем сно­ва кле­вер.

Веселенькая картина

Доволь­но пест­рый арсе­нал у Иоган­не­са Бар­те­ля не толь­ко в поле и на паст­би­ще. В анга­ре тоже есть чем глаз пора­до­вать: косил­ка Krone, вспу­ши­ва­тель Pöttinger, сеял­ка точ­но­го высе­ва Köckerling, сеял­ка Amazone, штри­гель Hatzenbichler, 4‑корпусный плуг Kverneland, дис­ко­вая боро­на Rabe, трак­то­ры Case и John Deere. Да тут выстав­ку про­во­дить мож­но! Но наше­го фер­ме­ра это не сму­ща­ет: он высту­па­ет за то, что­бы каж­дая ком­па­ния мог­ла заявить о себе. Отда­вать пред­по­чте­ние толь­ко одно­му брен­ду – не в его инте­ре­сах, вер­нее, ему это не инте­рес­но. Хотя и все­го набо­ра машин ему не надо: рабо­тая в коопе­ра­ции с сосе­дя­ми-фер­ме­ра­ми, Иоган­нес может рас­счи­ты­вать на их под­держ­ку при необ­хо­ди­мо­сти. Вче­ра он сосе­ду возил ско­шен­ную под­вя­лен­ную мас­су в силос­ную яму, зав­тра сосед при­ве­зет ему навоз­ную жижу от сво­е­го ско­та. Вот так, бок о бок и в кон­так­те друг с дру­гом рабо­та­ют фер­ме­ры в окрест­но­стях курорт­но­го горо­да Бад-Виль­дун­ген.

Хва­та­ет ли Иоган­не­су зара­ба­ты­ва­е­мых денег? Суб­си­ди­ро­ван­ное био­про­из­вод­ство боль­ших при­бы­лей не при­но­сит, но полу­ча­е­мо­го доста­точ­но, что­бы содер­жать дом, учить­ся, «нор­маль­но жить». Учить­ся! В поис­ках новых стра­те­гий для сво­е­го фамиль­но­го биз­не­са Иоган­нес Бар­тель подал­ся в сту­ден­ты. Изу­ча­е­мое им соци­аль­ное дело долж­но помочь най­ти и выстро­ить новую фор­му функ­ци­о­ни­ро­ва­ния «Шульт­хай­сен­хо­фа». Воз­мож­но, фер­мер будет завле­кать в хозяй­ство курорт­ни­ков пре­ле­стя­ми сель­ско­го туриз­ма или орга­ни­зу­ет спе­ци­аль­ный тре­нин­го­вый центр для людей с инва­лид­но­стью… Тут наш фер­мер еще на пере­пу­тье. Решить вопрос он дол­жен вме­сте со сво­ей буду­щей избран­ни­цей, кото­рая согла­сит­ся под­дер­жать семей­ный биз­нес и тру­дом, и духом. Пока тако­вая не нашлась, Иоган­нес Бар­тель про­дол­жа­ет искать новые пути раз­ви­тия для сво­е­го хозяй­ства.

Читайте также