Фото: М.Политова

Чудо в перьях

Фото: М.Политова

Марина Политова

Главный редактор журнала «Новое сельское хозяйство», редактор рубрик «АПК России», «Животноводство»

Поделитьтся

В ста­рин­ном город­ке Углич есть не толь­ко мно­же­ство церк­вей, но и круп­ней­шая в Евро­пе пере­пе­ли­ная птицефабрика.

Перепеловодство в Ярославской области

Пере­пел­ку без тени иро­нии мож­но назвать чудом в перьях. Труд­но пове­рить, что это горя­чее суще­ство (тем­пе­ра­ту­ра тела как-никак 41 °С), веся­щее мень­ше, чем две плит­ки шоко­ла­да, спо­соб­но за год про­из­ве­сти до 300 яиц мас­сой по 10 граммов.

Если бы кури­ца дава­ла яйца в таком соот­но­ше­нии к мас­се тела, то они были бы в два раза круп­нее обыч­ных. Подер­жать пере­пел­ку в руках мне дове­лось на Углич­ской пти­це­фаб­ри­ке, куда я отпра­ви­лась в кон­це марта.

Птички-невелички

На про­пуск­ном пунк­те меня при­вет­ство­вал зам­ди­рек­то­ра по раз­ви­тию про­из­вод­ства Алек­сей Фро­лов. Встре­че с пере­пел­ка­ми пред­ше­ство­ва­ли все поло­жен­ные сани­тар­ные про­це­ду­ры: «У нас стро­гий кон­троль». Душ, защит­ный ком­би­не­зон «кас­пер», шапоч­ка, бахилы…

– Изви­ни­те, в кор­пу­са с роди­тель­ским ста­дом и ремонт­ным молод­ня­ком не пущу – посмот­рим на взрос­лую пти­цу, – пояс­ня­ет Алек­сей наши планы.

Я его пони­маю: когда под тво­ей ответ­ствен­но­стью нахо­дит­ся свы­ше мил­ли­о­на пти­чьих душ, а за пле­ча­ми – рабо­та вет­вра­чом, не пона­слыш­ке зна­ешь о воз­мож­но­сти стре­ми­тель­но­го рас­про­стра­не­ния болез­ней сре­ди птицы.

По доро­ге к птич­ни­ку, где сей­час содер­жит­ся самая «воз­раст­ная» яич­ная пти­ца, про­хо­дим мимо дру­гих кор­пу­сов. Меж­ду ними разъ­ез­жа­ет трак­тор с при­це­пом: выво­зит собран­ные за день яйца.

– Пока яйца сво­зят­ся из кор­пу­сов в спе­ци­аль­ных ящи­ках, но в буду­щем пла­ни­ру­ем постро­ить меж­ду цеха­ми гале­рею и уста­но­вить транс­пор­тер, что­бы упро­стить сбор яиц, – пояс­ня­ет Алексей.

У цеха нас встре­ча­ет началь­ник это­го (и еще трех!) цехов Оль­га Унжа­ко­ва, кото­рая рабо­та­ет на пти­це­фаб­ри­ке три года. Она пока­зы­ва­ет на 9‑ярусные кле­точ­ные бата­реи, где в каж­дой клет­ке – по 20 перепелок.

– Все­го в этом цехе – 260 тысяч птиц, чья «карье­ра» несу­шек начи­на­ет­ся в 28 дней и закан­чи­ва­ет­ся обыч­но после 9 меся­цев. Поче­му так мало? Ока­зы­ва­ет­ся, сей­час в пти­це­вод­стве – в отли­чие от ско­то­вод­ства – не стре­мят­ся удли­нить «срок служ­бы птиц», хотя рань­ше их дер­жа­ли до 14 месяцев.

– Все дело в эко­но­ми­ке. Чем стар­ше ста­но­вит­ся пти­ца, тем хуже кон­вер­сия кор­ма. К тому же мы рас­по­ла­га­ем доста­точ­ным роди­тель­ским ста­дом, что­бы обес­пе­чить уме­ние Алек­сей и пред­ла­га­ет побли­же посмот­реть на несуш­ку «в воз­расте», а Оль­га пода­ет мне птич­ку-неве­лич­ку. Она дей­стви­тель­но горя­чая. Может быть пото­му, что перьев на ней мень­ше, чем на моло­дой пти­це. Интен­сив­ное исполь­зо­ва­ние, как ни кру­ти, изна­ши­ва­ет организм.

Тем вре­ме­нем про­дол­жа­ет­ся «сбор уро­жая»: по лен­там транс­пор­те­ров яйца из кле­точ­ных бата­рей пода­ют­ся на попе­реч­ную лен­ту, кото­рая, под­ни­ма­ясь от уров­ня к уров­ню, достав­ля­ет их на стол сортировки.

– Это толь­ко пер­вич­ная сор­ти­ров­ка, – утвер­жда­ет Оль­га, – здесь отде­ля­ют «бой» от целых яиц. Даль­ше рабо­та с яйцом про­дол­жа­ет­ся уже в цехе переработки.

Пере­пел­ки-несуш­ки толь­ко это­го цеха еже­днев­но дают 200 тысяч яиц. В целом по пти­це­фаб­ри­ке выхо­дит свы­ше 600 тысяч яиц в день. А ведь еще семь лет назад здесь про­из­во­ди­ли 2,2 млн кури­ных яиц в год, пока создан­ная в 1961 году фаб­ри­ка не сме­ни­ла профиль.

Яйцо не простое, а…

– Идея была про­стой: кури­ных пти­це­фаб­рик мно­го, цены на яйцо низ­кие, – вспо­ми­на­ет Алек­сей, про­во­дя меня вдоль кле­ток. – А по пере­пе­ли­но­му яйцу дефи­цит толь­ко по Москве состав­лял почти мил­ли­он в год. Тогда соб­ствен­ник фаб­ри­ки позна­ко­мил­ся с япон­ским фер­ме­ром (имен­но в Япо­нии око­ло двух веков назад заро­ди­лось пере­пе­ло­вод­ство) и «заго­рел­ся» – были поезд­ки, обмен опы­том, визи­ты «сен­сея» в Углич. И уже в янва­ре 2008 года полу­чи­ли пер­вое пере­пе­ли­ное яйцо. А сего­дня на пти­це­фаб­ри­ке содер­жат­ся исход­ные линии, пра­ро­ди­тель­ские, роди­тель­ские фор­мы и гибрид­ные пере­пе­ла для полу­че­ния как пле­мен­но­го, так и товар­но­го яйца.

– Про­из­вод­ство пере­пе­ли­ных яиц име­ет свою спе­ци­фи­ку: состав участ­ни­ков рын­ка посто­ян­но меня­ет­ся. Не все, кто реша­ет зани­мать­ся пере­пел­ка­ми, оста­ют­ся на пла­ву. – раз­мыш­ля­ет Алек­сей. – Пти­ца эта еще не столь отсе­лек­ци­о­ни­ро­ва­на, как кури­ца. Пере­пел­ка близ­ка к при­ро­де, и у нее свои био­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти. Напри­мер, она не выно­сит сквоз­ня­ков, поэто­му осо­бое вни­ма­ние при­хо­дит­ся уде­лять микроклимату.

Нала­див тех­но­ло­гию, в Угли­че ста­ли полу­чать про­дукт, хоро­шо про­да­ю­щий­ся на рын­ке, где спрос на дие­ти­че­ский про­дукт и так высок и посто­ян­но растет.

– А еще мы можем управ­лять соста­вом яйца, добав­ляя опре­де­лен­ные веще­ства в раци­он, – всту­па­ет в раз­го­вор Ольга.

– Мы дей­стви­тель­но полу­ча­ем не толь­ко «про­стое» яйцо, но и так назы­ва­е­мое функ­ци­о­наль­ное – напри­мер обо­га­щен­ное йодом или селе­ном. Такое поль­зу­ет­ся осо­бым спро­сом у роди­те­лей, рев­ност­но отно­ся­щих­ся к каче­ству дет­ско­го пита­ния, – добав­ля­ет Алексей.

Зам­ди­рек­то­ра при­гла­ша­ет меня посмот­реть, где начи­на­ет­ся жизнь буду­щих несу­шек, и мы поки­да­ем зда­ние цеха.

– Товар­ное яйцо направ­ля­ет­ся в цех пере­ра­бот­ки, а сюда, – пояс­ня­ет Алек­сей Вик­то­ро­вич, ука­зы­вая в направ­ле­нии ново­го кор­пу­са, – попа­да­ет яйцо от роди­тель­ско­го ста­да. Это наш инкубатор.

Инку­ба­тор, в кото­ром яйцо нахо­дит­ся 17 дней, за послед­ний год рас­ши­ри­ли, дове­дя его мощ­ность до 700 тыс. яиц еди­но­вре­мен­ной заклад­ки. Гор­дость угли­чан – нала­жен­ная тех­но­ло­гия раз­де­ле­ния суточ­ных пере­пе­лят по полу. В боль­шин­стве хозяйств первую дека­ду выра­щи­ва­ют пред­ста­ви­те­лей обо­их полов, затра­чи­вая кор­ма и чело­ве­че­ский труд, а так­же зани­мая место. Здесь же откарм­ли­ва­ют толь­ко буду­щих несушек.

– Кста­ти, инку­ба­тор мы обо­ру­до­ва­ли сами, толь­ко элек­тро­ни­ку зака­зы­ва­ли в дру­гой орга­ни­за­ции. Но она тоже рос­сий­ская – ком­па­ния «Резерв», – гор­дит­ся Алек­сей. – Пти­це­фаб­ри­ка «рабо­та­ет по пол­но­му цик­лу, а еще про­да­ем пере­пе­ла «на сто­ро­ну» соглас­но подан­ным заяв­кам, бла­го в запро­сах недо­стат­ка нет.
Была и еще одна при­чи­на, сде­лав­шая необ­хо­ди­мой рас­ши­ре­ние инку­ба­ци­он­ных мощ­но­стей: в Угли­че ста­ли про­из­во­дить мяс­но­го перепела.

Короткая жизнь

Вто­рое отде­ле­ние пти­це­фаб­ри­ки, куда посту­па­ют суточ­ные цып­ля­та мяс­ной поро­ды фара­он, рас­по­ло­же­но почти в трид­ца­ти кило­мет­рах от пер­во­го. Здесь нас встре­ча­ет Дмит­рий Дру­кар, кото­рый, как и Алек­сей Фро­лов, закон­чил Ива­нов­скую сель­ско­хо­зяй­ствен­ную ака­де­мию и успел пора­бо­тать на кури­ных пти­це­фаб­ри­ках, а теперь руко­во­дит «мяс­ным проектом».

Еще два года назад здесь сто­ял раз­ру­шен­ный коров­ник, а сей­час на тер­ри­то­рии пло­ща­дью 1,1 га раз­ме­сти­лись кор­пу­са мяс­ной птицефабрики.

– Вот здесь мы при­ни­ма­ем суточ­ных цып­лят, при­ве­зен­ных из инку­ба­то­ра, – пока­зы­ва­ет Дмит­рий на воро­та. И про­дол­жа­ет уже в сан­про­пуск­ни­ке, пока я наря­жа­юсь в белый костюм и наде­ваю бахи­лы. – До 11 дней пере­пе­ля­та (к сло­ву, пред­ста­ви­те­ли мяс­ных пород про­цен­тов на 20 тяже­лее, чем яич­ные) содер­жат­ся в «млад­шей груп­пе»: они более чув­стви­тель­ны, поэто­му им тре­бу­ет­ся осо­бый микроклимат.

Кста­ти, в воз­расте 11 дней окрас­ка опе­ре­ния уже поз­во­ля­ет опре­де­лить их пол. Пти­ца постар­ше содер­жит­ся уже при тем­пе­ра­ту­ре око­ло 25 °С и полу­ча­ет свой раци­он. Про­ход делит зда­ние на две части, он отде­лен от цехов стек­лом – все вид­но, но пря­мо­го кон­так­та посе­ти­те­лей с пти­цей нет.

– Види­те, вон те бата­реи, при­кры­тые свер­ху плен­кой, пред­на­зна­че­ны для молод­ня­ка «млад­ше­го воз­рас­та». Вме­сте со стар­шим воз­рас­том у нас сей­час 380 тысяч птиц. Я наблю­даю, как вдоль одно­го из деся­ти рядов девя­ти­ярус­ных кле­точ­ных бата­рей дви­жет­ся тележ­ка, с кото­рой жен­щи­ны берут поил­ки и пере­став­ля­ют их в клетки.

– Работ­ни­цы уста­нав­ли­ва­ют ваку­ум­ные поил­ки. Пере­пе­ла перей­дут на нип­пель­ные уже в «стар­шем возрасте».

– Руч­ной труд?

– Дан­ная опе­ра­ция важ­на еще и пото­му, что работ­ник наблю­да­ет за пти­цей. Это гаран­ти­ру­ет более высо­кую сохран­ность, – всту­па­ет в раз­го­вор Алек­сей. – А от нее зави­сит пре­мия работ­ниц, поэто­му «хал­ту­рить» им смыс­ла нет.

– Кста­ти, обра­ти­ли вни­ма­ние на раз­ли­чия меж­ду левой и пра­вой частя­ми? – с улыб­кой спра­ши­ва­ет Дмитрий.

Огля­ды­ва­юсь. И там, и там пять­де­сят с лиш­ним мет­ров в дли­ну, по десять рядов, ярус­ность вро­де оди­на­ко­вая… Дмит­рий пре­ры­ва­ет мои мучения…

– Мы тут про­во­дим экс­пе­ри­мент: в одной части пое­ние и корм­ле­ние орга­ни­зо­ва­ны на одной сто­роне клет­ки, в дру­гой – раз­не­се­ны к про­ти­во­по­лож­ным стен­кам. В тече­ние года будем срав­ни­вать, что удобнее.

Вид­но, что про­ве­рять на прак­ти­ке здесь любят.

– Дело даже не в люб­ви к экс­пе­ри­мен­там, а в том, что мно­гие тон­ко­сти при­хо­дит­ся осва­и­вать на ходу, – делит­ся Дмитрий.

– Но кро­ме отта­чи­ва­ния тех­но­ло­гии, экс­пе­ри­мен­ти­ру­ем и с корм­ле­ни­ем, – гово­рит Алек­сей. – Раци­о­ны посто­ян­но совер­шен­ству­ют­ся, с тем что­бы полу­чить боль­шую про­дук­тив­ность с мень­ши­ми затратами.

– Пере­пе­ла направ­ля­ют­ся на забой в воз­расте 37 дней, – объ­яс­ня­ет Дмитрий.

А Алек­сей добав­ля­ет: Наша цель – не раз­мер, а каче­ство туш­ки: поло­возре­лая пти­ца более жест­кая, да и с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ки даль­ней­шие при­ве­сы уже не столь выгодны.

Не мясом единым

Тем вре­ме­нем в поле зре­ния попа­да­ет моло­дой чело­век, про­ха­жи­ва­ю­щий­ся вдоль рядов кле­ток с тет­ра­дью. Ока­зы­ва­ет­ся, кро­ме посто­ян­ных работ­ни­ков здесь про­хо­дят прак­ти­ку студенты.

– Да, мы охот­но сотруд­ни­ча­ем с веду­щи­ми вуза­ми – с Мос­ков­ской вете­ри­нар­ной ака­де­ми­ей им. К. И. Скря­би­на, Рос­сий­ским госу­дар­ствен­ным аграр­ным уни­вер­си­те­том – МСХА им. К.А. Тими­ря­зе­ва, науч­ные иссле­до­ва­ния и с Науч­но-иссле­до­ва­тель­ским и тех­но­ло­ги­че­ским инсти­ту­том пти­це­вод­ства вме­сте про­во­дим, – про­дол­жа­ет Алек­сей Фро­лов. – Моло­дые спе­ци­а­ли­сты полу­ча­ют хоро­ший опыт, а кто-то даже оста­ет­ся у нас работать.

Но преж­де чем начать зара­ба­ты­вать на мяс­ном направ­ле­нии, при­шлось вло­жить нема­ло средств. Часть денег на новый ком­плекс зани­ма­ли у «Рос­сель­хоз­бан­ка». Про­ду­мы­вая инве­сти­ции («ску­пой пла­тит два­жды!»), рас­смат­ри­ва­ли воз­мож­но­сти для эко­но­мии в буду­щем: напри­мер, с само­го нача­ла уста­но­ви­ли вез­де све­то­ди­од­ные лампы.

Мы выхо­дим на ули­цу. Воз­ле кор­пу­сов рас­по­ло­же­ны бун­ке­ры, от кото­рых в зда­ние ведут шне­ки. От всех, кро­ме одно­го. Ока­зы­ва­ет­ся, он запол­нен не ком­би­кор­мом, как осталь­ные, а… пел­ле­та­ми. В отли­чие от яич­ной пти­це­фаб­ри­ки, гази­фи­ци­ро­ван­ной еще в совет­ские вре­ме­на, для отоп­ле­ния поме­ще­ний исполь­зу­ет­ся котел на пеллетах.

– Вот она – наша энер­ге­ти­че­ская неза­ви­си­мость, – открыв одну из две­рей и демон­стри­руя синий котел с над­пи­сью ZOTA, с улыб­кой гово­рит Дмит­рий. – На отоп­ле­ние 800 квад­рат­ных мет­ров ухо­дит 320 кг пел­лет в сут­ки, – уже серьез­но про­дол­жа­ет он.

Несмот­ря на латин­ские бук­вы в назва­нии, котел – рос­сий­ский. Уста­нов­ка рабо­та­ет на 70 % мощ­но­сти, вода в систе­му отоп­ле­ния ухо­дит с тем­пе­ра­ту­рой 49 °С, воз­вра­ща­ет­ся – с тем­пе­ра­ту­рой 47 °С.

– За окном минус пять – самое вре­мя начать под­го­тов­ку к сле­ду­ю­ще­му ото­пи­тель­но­му сезо­ну. Про­шед­шая зима была холод­ной, свои выво­ды надо сде­лать по вен­ти­ля­ции и дру­гим аспектам.

– Раз уж исполь­зу­е­те воз­об­нов­ля­е­мые источ­ни­ки энер­гии, то не заду­мы­ва­лись ли о био­га­зо­вых уста­нов­ках? – инте­ре­су­юсь у коллег.

– Насчет био­га­за еще счи­тать надо, оправ­да­ет ли он себя, – отве­ча­ет на мой вопрос Алек­сей. – Да и над выбо­ром тех­но­ло­гии пере­ра­бот­ки поме­та сей­час кумекаем.

– А пока помет два­жды в сут­ки выво­зит­ся на поле на спе­ци­аль­но обо­ру­до­ван­ную пло­щад­ку, – пояс­ня­ет Дмит­рий. – А полу­чен­ный ком­пост реализуем.

– Сей­час не до круп­ных инве­сти­ций: пере­ме­ны послед­них лет потре­бо­ва­ли мно­го средств. Инку­ба­тор, мяс­ная пти­це­фаб­ри­ка – во все нуж­но день­ги и силы вло­жить, людей обу­чить, тех­но­ло­ги­че­ский про­цесс отла­дить. Но спрос на про­дук­цию все­ля­ет оптимизм.

Про­ща­ем­ся с Дмит­ри­ем и отправ­ля­ем­ся посмот­реть на первую тор­го­вую точ­ку углич­ских перепеловодов.

Большой мир торговли

Кста­ти, будь я вни­ма­тель­ней, при­гля­дись к упа­ков­кам пере­пе­ли­ных яиц из Metro Cash and Carry, реа­ли­зу­е­мых под мар­кой Fine Food, то зна­ла бы, что дав­но уже упо­треб­ляю про­дук­ты углич­ских птицеводов.

Алек­сей оста­нав­ли­ва­ет маши­ну непо­да­ле­ку от Углич­ско­го крем­ля. Напро­тив церк­ви Казан­ской Бого­ма­те­ри – яркая палат­ка жел­то­го цве­та с впи­сан­ным в нари­со­ван­ную бук­ву Q пест­рым яйцом («Q – от англий­ско­го quail – пере­пел», – пояс­ня­ет мой проводник).

– Это был наш пер­вый опыт в мире роз­ни­цы. С феде­раль­ны­ми сетя­ми мы рабо­та­ем дав­но, есть даже свой соб­ствен­ный тор­го­вый дом с логи­сти­че­ским цен­тром в под­мос­ков­ном Дмит­ро­ве. И опыт ока­зал­ся столь вооду­шев­ля­ю­щим, что в нача­ле 2016 года реши­лись открыть пер­вый фир­мен­ный мага­зин в Москве.
Под­хо­дим побли­же. Что здесь в ассор­ти­мен­те сего­дня? Яйца обыч­ные, яйца «обо­га­щен­ные», май­о­нез (в каж­дой малень­кой баноч­ке – девять све­жих яиц!!!), туш­ки охлажденные…

– Ой, это уже конец дня, – машет рука­ми про­дав­щи­ца. – С утра быва­ют и груд­ки, и бед­ра, и кот­ле­ты, – до соро­ка наиме­но­ва­ний. А как на выход­ные мос­ков­ские дач­ни­ки при­ез­жа­ют, хоро­шо идут полу­фаб­ри­ка­ты для гри­ля, пере­пе­ла «таба­ка», шашлыки.

– Зато летом поку­па­ют мень­ше яиц. И в ответ на сезон­ность наш тех­но­лог пред­ло­жил новый про­дукт – варе­ные очи­щен­ные мари­но­ван­ные и соле­ные яйца, – добав­ля­ет Алек­сей. – Их осо­бен­но любят заня­тые хозяйки.

Воз­вра­ща­ем­ся в офис. На выез­де с тер­ри­то­рии яич­ной пти­це­фаб­ри­ки встре­ча­ем рефри­же­ра­тор, кото­рый пове­зет про­дук­цию в логи­сти­че­ский центр в Дмитрове.

– Не боль­ше 36 часов ухо­дит на достав­ку яиц из цеха в мага­зин, так что све­жесть гаран­ти­ру­ем! Тем более у нас широ­кий ассор­ти­мент про­дук­ции для дет­ско­го питания.

Чудес не бывает?

К дет­ско­му пита­нию предъ­яв­ля­ют­ся более жест­кие тре­бо­ва­ния по каче­ству и без­опас­но­сти. И Углич­ской пти­це­фаб­ри­ке уда­ет­ся с успе­хом их выпол­нять. Об этом сви­де­тель­ству­ют мно­го­чис­лен­ные дипло­мы и меда­ли выста­вок – от меж­ду­на­род­ной World Food до про­фес­си­о­наль­ной VIV RUSSIA / Кури­ный король. И за про­дук­цию, и за ори­ги­наль­ную упа­ков­ку. За эти­ми меда­ля­ми и дипло­ма­ми – боль­шой труд по отлад­ке про­из­вод­ствен­но­го процесса.

– В 2011 году сер­ти­фи­ци­ро­ва­ли про­из­вод­ство по ISO 22000: 2005. Еще у нас очень подроб­но раз­ра­бо­та­на про­из­вод­ствен­ная про­грам­ма, где про­пи­са­но все – какие обра­бот­ки нуж­ны, в какие сро­ки, учте­ны все кри­ти­че­ские кон­троль­ные точ­ки. В плане гиги­е­ны и без­опас­но­сти экс­пе­ри­мен­ты недо­пу­сти­мы. И тут уж «кад­ры реша­ют все», – вполне серьез­но добав­ля­ет Алек­сей. – На пти­це­фаб­ри­ке рабо­та­ет 317 чело­век. Поче­му так мно­го? Обо­ру­до­ва­ние для пере­ра­бот­ки во мно­гом «зато­че­но» под кури­цу, мы исполь­зу­ем мно­го руч­но­го труда.

Впро­чем, – думаю про себя, – в этом и боль­шой плюс для город­ка, живу­ще­го пре­иму­ще­ствен­но туриз­мом, в основ­ном с мая по сен­тябрь. Здесь каж­дое рабо­чее место на счету.

– Гово­рят, что каж­дый заня­тый на про­из­вод­стве кор­мит еще тро­их за его пре­де­ла­ми. А зар­пла­та у нас достой­ная. Луч­шее дока­за­тель­ство – боль­шое коли­че­ство анкет пре­тен­ден­тов на рабо­ту, подан­ных в отдел кад­ров, – не без гор­до­сти гово­рит Алексей.

– А для меня хоро­ший пока­за­тель без­опас­но­сти про­дук­ции – покуп­ка ее сами­ми горо­жа­на­ми. Будь в пере­ра­бот­ке «что‑то не так», «сара­фан­ное радио» быст­ро донес­ло бы это до «мест­ных».

– Мы дока­за­ли поку­па­те­лю, что пере­пе­ли­ное яйцо – не «лекар­ство от всех болез­ней», а достой­ный дие­ти­че­ский про­дукт, заслу­жив­ший свое место в еже­днев­ном раци­оне. Это – иде­аль­ная состав­ля­ю­щая нашей рабо­ты, – пояс­ня­ет Алек­сей. – А мате­ри­аль­ная отра­жа­ет­ся в объ­е­мах про­даж: спрос на про­дук­цию пре­вы­ша­ет предложение.

Да, чудес не быва­ет с чудо-пти­цей, несу­щей круп­ные для сво­е­го раз­ме­ра яйца, быст­ро нара­щи­ва­ю­щей мас­су неж­но­го (сама про­ве­ря­ла!) мяса. И не один день потре­бу­ет­ся, что­бы насы­тить спрос, дове­сти яич­ную про­дук­тив­ность до желан­ных 84 %, най­ти луч­ший состав раци­о­на, выбрать эко­но­мич­ную и эко­ло­гич­ную тех­но­ло­гию ути­ли­за­ции поме­та, рас­ши­рить ассор­ти­мент. Но все же резуль­та­ты рабо­ты углич­ской коман­ды по мне достой­ны назы­вать­ся чудом.

Читайте также