Сибирское молоко - Белое золото Тюмени

Белое золото Тюмени

Сибирское молоко - Белое золото Тюмени

Алексей Андреев

Заместитель главного редактора журнала «Новое сельское хозяйство», редактор рубрик «Сельхозтехника», «Фирмы и новинки»

Поделитьтся

Еще каких‑нибудь 10 лет назад вы бы с тру­дом суме­ли най­ти в тюмен­ских мага­зи­нах моло­ко, не явля­ю­ще­е­ся «дол­го­игра­ю­щим», и молоч­ные про­дук­ты из него. При­чи­на – отсут­ствие мест­но­го моло­ка. Вез­ти же такую про­дук­цию из дру­го­го реги­о­на – дело непро­стое и затрат­ное из‑за сибир­ских рас­сто­я­ний. Нуж­но было раз­ви­вать про­из­вод­ство моло­ка на месте…

В сред­ней поло­се Рос­сии идет сев, а здесь пока еще никто даже не выхо­дил в поле. И немуд­ре­но: в лесу в низи­нах еще лежит снег. Да что там в лесу! Неболь­шие нано­сы сне­га в тень­ке у сель­ских забо­ров то там, то здесь мель­ка­ли на про­тя­же­нии все­го пути из тюмен­ско­го аэро­пор­та Рощи­но. Уже конец апре­ля, а тут на гра­дус­ни­ке днем все­го +4ºС. Как же в хозяй­стве ООО «Про­из­вод­ствен­ная ком­па­ния «Моло­ко» успе­ва­ют заго­то­вить кор­ма? Вопрос не давал мне покоя, пока я ехал в село Ниж­няя Тав­да Тюмен­ской обла­сти, где и рас­по­ла­га­ет­ся эта про­из­вод­ствен­ная ком­па­ния. Бла­го от област­но­го цен­тра рукой подать. Ехать по мест­ным мер­кам неда­ле­ко – все­го 80 км.

По пути в хозяйство

По пово­ду заго­тов­ки кор­мов я обра­тил­ся к встре­тив­ше­му меня в Ниж­ней Тав­де дирек­то­ру молоч­но­го ком­плек­са «ПК «Моло­ко» Андрею Кле­мен­тье­ву, вме­сте с кото­рым мы и поеха­ли на сам ком­плекс. «В про­шлом году сев куку­ру­зы мы нача­ли толь­ко в кон­це мая. С выра­щи­ва­ни­ем ее на силос слож­но­стей нет, а вот с выра­щи­ва­ни­ем на зер­но про­бле­мы все же быва­ют»,– отве­тил он. С уче­том того, что сибир­ское лето корот­ко и непред­ска­зу­е­мо, а сен­тябрь порой может «пора­до­вать» моро­за­ми, реше­ние вопро­сов рас­те­ние­вод­ства в таких агро­кли­ма­ти­че­ских усло­ви­ях отни­ма­ет мас­су сил и средств. Осо­бен­но если про­кор­мить надо три тыся­чи голов круп­но­го рога­то­го ско­та, да не про­сто­го, а гол­ш­ти­но-фриз­ско­го! Эти живот­ные одной трав­кой не обой­дут­ся. Им пода­вай гра­мот­но состав­лен­ный раци­он из каче­ствен­ных кор­мов, без кото­ро­го высо­ких надо­ев от спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го ско­та мож­но и не ждать. Да и в осталь­ном они весь­ма при­ве­ред­ли­вы. Мело­чей в этом деле быть не может. Чуть что не так – сра­зу отра­жа­ет­ся на про­дук­тив­но­сти. Поэто­му, когда в 2008 году в «ПК «Моло­ко» наду­ма­ли занять­ся рас­ши­ре­ни­ем сырье­вой базы для сво­е­го молоч­но­го заво­да, то реши­ли не рекон­стру­и­ро­вать достав­ши­е­ся по наслед­ству от кол­хо­за «Боль­ше­вик» молоч­ные фер­мы, а стро­ить новые мегакомплексы.

Старт стро­и­тель­ству пер­вой оче­ре­ди (на 1200 голов с доиль­ным залом «евро­па­рал­лель» 2х24) был дан в 2008 году, а уже в октяб­ре 2009 года сюда завез­ли гол­ш­ти­но-фри­зов из Вен­грии. Ста­рое же ста­до, состо­яв­шее в основ­ном из коров чер­но-пест­рой поро­ды, рас­про­да­ли дру­гим хозяй­ствам и мест­ным фер­ме­рам. Гото­ви­ли к при­бы­тию зару­беж­ных «гостей» не толь­ко поме­ще­ния, но и людей. Часть пер­со­на­ла забла­го­вре­мен­но отпра­ви­ли учить­ся все в ту же Вен­грию – в город Буда. Рабо­тать с высо­ко­про­дук­тив­ным молоч­ным ско­том дол­жен толь­ко обу­чен­ный чело­век. Любая ошиб­ка в содер­жа­нии, корм­ле­нии, дое­нии или лече­нии, учи­ты­вая сто­и­мость пле­мен­ных нете­лей из Евро­пы, может вле­теть в копе­еч­ку, а то и закон­чить­ся гибе­лью цен­ных животных.

В 2011 году на ком­плек­се была постро­е­на еще одна фер­ма на 1200 голов. На этот раз с доиль­ным залом типа «кару­сель» на 50 мест. Тогда же пред­при­я­тие нача­ло сотруд­ни­чать с аме­ри­кан­ски­ми пле­мен­ны­ми хозяй­ства­ми: в Евро­пе жела­тель­ные объ­е­мы постав­ки не мог обес­пе­чить уже никто. В октяб­ре 2011 года на ком­плекс при­бы­ва­ет пер­вая пар­тия ско­та из США (1105 голов КРС гол­ш­ти­но-фриз­ской поро­ды), а ров­но два года спу­стя – вто­рая (1100 голов). Тогда же была вве­де­на в экс­плу­а­та­цию систе­ма доб­ро­воль­но­го дое­ния с четырь­мя робо­та­ми-доя­ра­ми VMS от DeLaval. Так что теперь на ком­плек­се пред­став­лен весь спектр систем доения.

За раз­го­во­ром об исто­рии ком­плек­са я и не заме­тил, как мы ока­за­лись на месте. Что ж, идем смотреть!

Кто тут у нас?

– Сей­час на ком­плек­се содер­жит­ся 2037 голов дой­но­го ста­да, око­ло 600 нете­лей, из кото­рых чуть боль­ше 200 – пле­мен­ные, чуть более полу­то­ра сотен пле­мен­ных телок и почти 2000 голов молод­ня­ка. Ста­тус пле­мен­но­го репро­дук­то­ра по гол­ш­ти­но-фриз­ской поро­де мы полу­чи­ли в про­шлом году. Сред­ний надой моло­ка на одну коро­ву у нас на дан­ный момент состав­ля­ет 7200 кг в год, в пла­нах через год-два дове­сти его до 8000 кг,– рас­ска­зы­ва­ет Андрей. По сло­вам дирек­то­ра молоч­но­го ком­плек­са даль­ше повы­шать про­дук­тив­ность осо­бо­го смыс­ла пока нет: затра­ты про­сто не «ото­бьют­ся».

Мы на несколь­ко минут при­оста­нав­ли­ва­ем­ся, что­бы про­пу­стить в учеб­ный класс целую деле­га­цию спе­ци­а­ли­стов из дру­гих хозяйств. Ока­зы­ва­ет­ся, сего­дня здесь про­во­дит­ся учеб­ный семи­нар по искус­ствен­но­му осе­ме­не­нию, орга­ни­зо­ван­ный област­ным Мин­сель­хоз­ом. Прой­дя через доиль­ный зал с уже упо­мя­ну­той «евро­па­ра­ле­лью», ока­зы­ва­ем­ся в «яслях», где в инди­ви­ду­аль­ных бок­сах на под­стил­ке из соло­мы под инфра­крас­ны­ми лам­па­ми нахо­дят­ся теля­та, кото­рым все­го несколь­ко недель отро­ду. Речь захо­дит о вос­про­из­вод­стве стада.

В этом вопро­се хозяй­ство сотруд­ни­ча­ет с «Аль­та Дже­не­тикс Раша». С мая это­го года пере­шли на исполь­зо­ва­ние сек­си­ро­ван­но­го семе­ни. Резуль­та­тов еще надо ждать. Что же каса­ет­ся пока­за­те­лей по про­шлым оте­лам, то выход телят – 81 %, выход тело­чек – 53 %. Хоро­ший резуль­тат, осо­бен­но учи­ты­вая долю импор­ти­ро­ван­ных в про­шлом году нете­лей. За при­го­тов­ле­ние молоч­ной сме­си для молод­ня­ка отве­ча­ет стан­ция для выпой­ки телят от DeLaval. В хозяй­стве их две. Одна – в этих «яслях», а вто­рая – на сосед­ней фер­ме, где есть такое же отде­ле­ние для телят млад­ше­го воз­рас­та. Бла­го­да­ря хоро­шим усло­ви­ям содер­жа­ния, ухо­ду и корм­ле­нию сред­не­су­точ­ный при­вес телят в хозяй­стве состав­ля­ет 935 грамм. По дости­же­нии воз­рас­та 3 – 4 неде­ли всех под­рос­ших телят из «яслей» пере­во­дят в общий телят­ник, рас­по­ло­жен­ный отдель­но от обе­их ферм.

Идем даль­ше. Родиль­ный зал сей­час пусту­ет: вре­мя оте­лов насту­пит еще неско­ро. Пока же на пло­щад­ке перед бок­са­ми оди­но­ко сто­ит ста­нок для обра­бот­ки копыт. Заме­тив его, задаю вопрос, мно­го ли рабо­ты у «копыт­чи­ков».

– У нас в шта­те два спе­ци­а­ли­ста и два стан­ка. Рабо­ты им хва­та­ет: все­му виной бетон­ные полы с насеч­ка­ми в про­хо­дах. Сей­час реша­ем вопрос о закуп­ке рези­но­вых покры­тий для полов,– пояс­ня­ет Андрей. Самое вре­мя посмот­реть, как содер­жит­ся дой­ное стадо.

Почти космос

Одна­ко посмот­реть коров­ни­ки мы реши­ли не на пер­вой фер­ме, в кото­рой нахо­ди­лись, а на сосед­ней. Ведь мне хоте­лось уви­деть в рабо­те и два дру­гих доиль­ных зала: «кару­сель» и, конеч­но же, робо­тов VMS.

С них мы и нача­ли. Посколь­ку в хозяй­стве есть три доиль­ных зала (все они раз­ных типов, и все они от DeLaval), сле­ду­ю­щий вопрос логи­чен: какая систе­ма боль­ше нравится?

– «Евро­па­рал­лель» у нас появи­лась пер­вой, и к рабо­те с ней мы уже при­вык­ли. Конеч­но, с точ­ки зре­ния про­из­во­ди­тель­но­сти «кару­сель» пред­по­чти­тель­нее. Одна­ко и у нее есть недо­стат­ки: боль­шая слож­ность обслу­жи­ва­ния и более высо­кая потреб­ность в персонале.

И дей­стви­тель­но, если в момент посе­ще­ния «евро­па­рал­ле­ли» там с дой­кой 48 голов успеш­но справ­ля­лись два опе­ра­то­ра машин­но­го дое­ния, то на «кару­се­ли» их было уже три. Плюс один чело­век сле­дил за рабо­той этой «кос­ми­че­ской тарел­ки» из пунк­та управ­ле­ния, в кото­ром мы находились.

– Что же каса­ет­ся робо­тов, то «луч­ше один раз уви­деть, чем сто раз услы­шать»,– резю­ми­ро­вал Андрей Кле­мен­тьев. Спу­стив­шись вниз, обой­дя «кару­сель» и прой­дя еще немно­го по тер­ри­то­рии фер­мы, мы ока­за­лись в коров­ни­ке, где в отдель­ном отсе­ке ком­пакт­но рас­по­ло­жи­лись четы­ре робо­та-доя­ра. Вот уж, дей­стви­тель­но, почти кос­мос. И дело даже не во внеш­нем виде обо­ру­до­ва­ния, а в том, что за все вре­мя мое­го при­сут­ствия (а за это вре­мя каж­дый из робо­тов успеш­но отдо­ил по две-три коро­вы) здесь не появил­ся ни один из работ­ни­ков фер­мы: в этом про­сто не было необ­хо­ди­мо­сти. Даже убор­ка све­де­на к мини­му­му. После выхо­да оче­ред­но­го живот­но­го с дой­ки инте­гри­ро­ван­ный гря­зе­вой щит под робо­том авто­ма­ти­че­ски ото­дви­га­ет­ся и при этом уда­ля­ют­ся навоз и моча. Оста­ют­ся лишь пери­о­ди­че­ская убор­ка само­го зала и внеш­няя мой­ка оборудования.

– Одна­ко и эко­но­мия тру­да – не глав­ное, глав­ное – каче­ство моло­ка. Если в моло­ке на «евро­па­рал­ле­ли» мы име­ем «на выхо­де» 270 тыс. сома­ти­че­ских кле­ток на 1 мл, на «кару­се­ли» – 240 тыс., то по груп­пе живот­ных, кото­рые доят­ся здесь,– все­го 180 тысяч.

Основ­ной вклад в это дости­же­ние по мне­нию дирек­то­ра ком­плек­са вно­сят, преж­де все­го, опти­че­ские сен­со­ры и элек­трон­ный дат­чик нали­чия сома­ти­че­ских кле­ток DeLaval OCC.

Вый­дя в коров­ник, еще раз убеж­да­юсь, что в этом хозяй­стве все в поряд­ке. Чисто, свет­ло, про­стор­ные лежан­ки для коров, авто­ма­ти­че­ская систе­ма наво­зо­уда­ле­ния, вен­ти­ля­ци­он­ные штор­ки с авто­ма­ти­че­ским при­во­дом. В общем, все, что ста­ло уже стан­дар­том для совре­мен­ных живот­но­вод­че­ских ком­плек­сов. Каза­лось бы, ниче­го ново­го. Одна­ко при­гля­дев­шись к под­стил­ке для живот­ных, пони­маю, что не могу понять, из чего она состо­ит. Это и не опил­ки, и не солома.

Вторая жизнь навоза

С этим вопро­сом обра­ща­юсь к дирек­то­ру. Ока­зы­ва­ет­ся, и тут сде­ла­ли став­ку на новые тех­но­ло­гии: в каче­стве под­стил­ки исполь­зу­ют ком­по­сти­ро­ван­ный навоз. В кон­це про­шло­го года на ком­плек­се были вве­де­ны в строй два цеха для раз­де­ле­ния наво­за на твер­дую и жид­кую фрак­ции и один био­ре­ак­тор для про­из­вод­ства под­стил­ки из твер­дой фрак­ции. Про­ект был реа­ли­зо­ван ком­па­ни­ей «Био­ком­плекс».

– У нас было две основ­ные при­чи­ны пере­хо­да на дан­ную тех­но­ло­гию. Пер­вая – необ­хо­ди­мость ути­ли­за­ции: сток наво­за за сут­ки с обе­их ферм состав­ля­ет 180 м3. Есть две лагу­ны для наво­за, но пере­ка­чан­ный туда навоз надо регу­ляр­но выво­зить, а это непро­сто. Вто­рая – сни­же­ние тру­до­ем­ко­сти и затрат на обслу­жи­ва­ние систе­мы навозоудаления.

До это­го ком­плекс заку­пал опил­ки. Сво­ей соло­мы в хозяй­стве нет: все зер­но­вые воз­де­лы­ва­ют­ся на зер­но­се­наж (вика + овес). Что же каса­ет­ся опи­лок, то поми­мо затрат они при­но­си­ли еще мас­су про­блем. Суч­ки, щеп­ки и под­час даже пень­ки, попав­шие вме­сте с наво­зом в систе­му наво­зо­уда­ле­ния, при­во­ди­ли к ее отка­зам и необ­хо­ди­мо­сти раз в три меся­ца ее чистить. Сей­час же такой про­бле­мы нет.

– Вот здесь в пер­вом анга­ре рас­по­ло­жен цех сепа­ра­ции, во вто­ром осу­ществ­ля­ет­ся выгруз­ка гото­вой под­стил­ки, а меж­ду ними закры­тый квад­рат­ным кожу­хом био­ре­ак­тор,– пояс­ня­ет дирек­тор ком­плек­са, ука­зы­вая после выхо­да на ули­цу на неболь­шие зеле­ные построй­ки, ком­пакт­но рас­по­ло­жив­ши­е­ся воз­ле самой фермы.

Под­хо­дим бли­же, встре­ча­ем Рафи­ля Нуг­ма­но­ва. Он в хозяй­стве отве­ча­ет за рабо­ту систе­мы уда­ле­ния наво­за и за его пере­ра­бот­ку. Попро­сив Рафи­ля рас­ска­зать мне о рабо­те систе­мы, Андрей Кле­мен­тьев сра­зу же пере­клю­ча­ет­ся на теле­фон­ные пере­го­во­ры: забот у дирек­то­ра круп­но­го ком­плек­са мало быть не может.

– Основ­ная часть систе­мы уда­ле­ния наво­за у нас рабо­та­ет так же, как и преж­де. После того как навоз уда­ля­ет­ся из коров­ни­ка скреб­ко­вым транс­пор­те­ром, он попа­да­ет в навозо­при­ем­ник, где сме­ши­ва­ет­ся с водой и по кана­лам с уста­нов­лен­ны­ми там шне­ка­ми посту­па­ет в цен­траль­ный навозо­при­ем­ник,– рас­ска­зы­ва­ет Р. Нуг­ма­нов.– Отту­да он зака­чи­ва­ет­ся в шне­ко­вый сепа­ра­тор, где про­ис­хо­дит раз­де­ле­ние на две фрак­ции. Жид­кая фрак­ция отправ­ля­ет­ся в лагу­ну, а твер­дая шне­ком – в био­ре­ак­тор. За счет посто­ян­но­го при­то­ка воз­ду­ха, кото­рый нагне­та­ет­ся в этот три­на­дца­ти­мет­ро­вый бара­бан диа­мет­ром два мет­ра, кото­рый мед­лен­но вра­ща­ет­ся вокруг сво­ей оси, внут­ри него в резуль­та­те фер­мен­та­ции повы­ша­ет­ся тем­пе­ра­ту­ра (до 60 – 70 гра­ду­сов Цель­сия) и твер­дая фрак­ция наво­за уско­рен­но ком­по­сти­ру­ет­ся. Ней­тра­ли­зу­ет­ся ее запах, она обез­за­ра­жи­ва­ет­ся и под­су­ши­ва­ет­ся. Пере­ме­ще­ние и пере­ме­ши­ва­ние мас­сы внут­ри бара­ба­на выпол­ня­ют спе­ци­аль­ные лопат­ки. На весь путь от нача­ла до кон­ца бара­ба­на ухо­дит при­мер­но 24 часа. На выхо­де из реак­то­ра ком­пост попа­да­ет в шне­ко­вый пере­груз­чик и затем отправ­ля­ет­ся в подо­гнан­ный прицеп.

Жид­кая фрак­ция нахо­дит свою вто­рую жизнь на полях. После напол­не­ния лагу­ны жид­кая фрак­ция с помо­щью насос­ной стан­ции пере­ка­чи­ва­ет­ся на рас­сто­я­ние до 4 км (имен­но такую дли­ну име­ют шлан­го­вые систе­мы в хозяй­стве) и вно­сит­ся на поля навес­ным раз­брыз­ги­ва­те­лем с после­ду­ю­щей вспаш­кой. При этом в рас­че­те на один гек­тар вно­сить ее мож­но зна­чи­тель­но боль­ше, чем тра­ди­ци­он­но­го жид­ко­го наво­за. Жаль, что посмот­реть в деле рабо­ту этой систе­мы мне не уда­лось. Все свя­за­но с нача­лом поле­вых работ. При­шлось рас­смат­ри­вать фото­гра­фии про­шло­го сезона.

А как же корма?

Попро­щав­шись с Рафи­лем Нуг­ма­но­вым и побла­го­да­рив за подроб­ный рас­сказ о тех­но­ло­гии, обра­ща­юсь к осво­бо­див­ше­му­ся от оче­ред­но­го теле­фон­но­го раз­го­во­ра Андрею Кле­мен­тье­ву. Что у нас даль­ше по пла­ну? Ока­зы­ва­ет­ся, послед­ний зво­нок был как раз на молоч­ный завод, куда мы вско­ре долж­ны отпра­вить­ся. Одна­ко преж­де чем перей­ти к пере­ра­бот­ке моло­ка, я решил рас­спро­сить дирек­то­ра о том, что вол­но­ва­ло меня по доро­ге в хозяй­ство – о кор­мах. Свое­вре­мен­ность вопро­са под­твер­дил и про­ехав­ший мимо нас на загруз­ку само­ход­ный кор­мо­сме­си­тель-раз­дат­чик кор­мов DeLaval.

– Кор­ма­ми обес­пе­чи­ва­ем живот­ных сами. Поку­па­ем лишь ком­би­кор­ма, био­ло­ги­че­ски-актив­ные веще­ства и сено в неболь­ших объ­е­мах. Осно­ва раци­о­на наших дой­ных коров в сере­дине лак­та­ции – куку­руз­ный силос и зер­но­се­наж. Поми­мо это­го в раци­он вхо­дят ком­би­кор­ма, куку­руз­ная дроб­лен­ка, сено, рап­со­вый жмых – все­го десять ком­по­нен­тов. Тра­вя­ной силос к насто­я­ще­му момен­ту «мы уже съели».

Тех­ни­ка для кор­мо­убор­ки, как и для осталь­ных поле­вых работ, здесь тоже своя: две само­ход­ные косил­ки Challenger и одна MacDon, пара кор­мо­убо­роч­ных ком­бай­нов Claas Jaguar, три рулон­ных пресс-под­бор­щи­ка, по одно­му про­из­вод­ства фирм Wolagri, «Нави­га­тор НМ», «Боб­руй­ска­гро­маш». Для обмот­ки руло­нов исполь­зу­ет­ся сет­ка. На кор­мо­раз­да­че поми­мо толь­ко что про­ехав­ше­го само­ход­но­го кор­мо­сме­си­те­ля с вер­ти­каль­ным шне­ком тру­дят­ся еще два при­цеп­ных с гори­зон­таль­ны­ми шне­ка­ми: один от фир­мы DeLaval и один фир­мы Seko. Прав­да, послед­ний сей­час нахо­дит­ся на ремон­те. На момент напи­са­ния репор­та­жа ремонт уже закон­чил­ся, но во вре­мя вынуж­ден­но­го «отды­ха» кор­мо­сме­си­те­ля остав­шим­ся при­шлось пора­бо­тать с повы­шен­ной нагрузкой.

– В про­шлом году мы зало­жи­ли 23 тыс. тонн куку­руз­но­го сило­са, 23 тыс. тонн зер­но­се­на­жа, 2700 тонн тра­вя­но­го сена­жа. Силос и сенаж у нас хра­нят­ся в ямах, укры­тых плен­кой. Для сена­жа в хозяй­стве исполь­зу­ют либо хими­че­ские, либо био­ло­ги­че­ские сило­су­ю­щие добав­ки в зави­си­мо­сти от содер­жа­ния СВ в зеле­ной мас­се. Сено и соло­ма хра­нят­ся в руло­нах под дву­мя наве­са­ми, а осталь­ные кор­ма – в склад­ском анга­ре. Для ком­би­кор­мов, иду­щих в кор­муш­ки робо­тов-доя­ров, есть отдель­ный метал­ли­че­ский силос на 30 м3,– про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать Андрей.

В каком же состо­я­нии силос­ная мас­са «дожи­ва­ет» до вес­ны? Решив посмот­реть на сохран­ность сило­са, мы под­хо­дим к бли­жай­шей силос­ной яме. В ней как раз загру­жа­ет­ся уже упо­мя­ну­тый «само­ход­ник». Гля­дя на чистый и ров­ный срез сило­са, кото­рый он остав­ля­ет после себя, осо­зна­ешь, поче­му два дру­гих при­цеп­ных кор­мо­раз­дат­чи­ка были куп­ле­ны хозяй­ством тоже с меха­низ­ма­ми само­за­груз­ки: каче­ство выем­ки сило­са вли­я­ет на его сохран­ность. Сохра­нил­ся он здесь хоро­шо: нет ни луж, ни поте­ков, рав­но­мер­ный по все­му сре­зу цвет и при­ят­ный фрук­то­вый запах. Теперь самое вре­мя ехать и смот­реть на переработку…

Итоговый результат

Встре­тив­ший нас у ворот дирек­тор молоч­но­го заво­да Игорь Тре­тья­ков сра­зу пере­шел к рас­ска­зу о про­из­вод­стве: «Сей­час за сут­ки пере­ра­ба­ты­ва­ем 70 тонн моло­ка, при­бли­зи­тель­но 70 % кото­ро­го дает молоч­ный ком­плекс ПК «Моло­ко»; осталь­ное моло­ко – из дру­гих хозяйств. Про­ект­ная же мощ­ность заво­да состав­ля­ет до 100 тонн в сут­ки. С наше­го молоч­но­го ком­плек­са моло­ко посту­па­ет с жир­но­стью 3,9 % и бел­ком 3,3 %, у дру­гих хозяйств циф­ры чуть скром­нее»,– начал свой рас­сказ Игорь Третьяков.

Основ­ной ком­плекс про­из­вод­ства пло­ща­дью 3600 м2 здесь новый. Сам же завод был осно­ван сра­зу после вой­ны в 1945 году и пере­жил не одну рекон­струк­цию. Поэто­му при рас­ши­ре­нии про­из­вод­ства основ­ной ком­плекс реши­ли стро­ить с нуля. Что и было сде­ла­но. Ком­плекс начал экс­плу­а­ти­ро­вать­ся в 2007 году.

– Сей­час мы выпус­ка­ем око­ло трид­ца­ти видов молоч­ной про­дук­ции. В нашем ассор­ти­мен­те при­сут­ству­ют как тра­ди­ци­он­ные молоч­ные про­дук­ты, так и новые для Тюменс-кой обла­сти напит­ки: «Катык»; био­ря­жен­ка «Бифи­ленд»; моло­ко, обо­га­щен­ное шестью вита­ми­на­ми и йодом; био­ке­фир; напи­ток для здо­ро­вья «Бифи­лайф» с раз­ны­ми фрук­то­вы­ми напол­ни­те­ля­ми; сыр с при­пра­ва­ми «Ниж­не­тав­дин­ский». На сыр завод офор­мил патент,– с гор­до­стью гово­рит дирек­тор, начи­ная экс­кур­сию по заводу.

Стан­ция при­ем­ки моло­ка, зал с сепа­ра­то­ра­ми, филь­тра­ми, пасте­ри­за­то­ра­ми, зал с ван­на­ми дли­тель­ной пасте­ри­за­ции для раз­лич­ных видов про­дук­ции и гомо­ге­ни­за­то­ром, уста­нов­ки для охла­жде­ния моло­ка, холо­диль­ные каме­ры, био­ло­ги­че­ская и хими­че­ская лабо­ра­то­рии, цех рас­фа­сов­ки. Кста­ти, упа­ко­ва­на про­дук­ция весь­ма раз­но­об­раз­но. Наря­ду с тра­ди­ци­он­ной фасов­кой в поли­эти­ле­но­вые паке­ты осу­ществ­ля­ет­ся фасов­ка в ПЭТ-бутыл­ки, поли­сти­роль­ные ста­ка­ны и упа­ков­ку Пюр-пак с крыш­кой и защит­ной мембраной.

У две­рей скла­да раз­го­вор, как водит­ся, зашел о сбы­те. Основ­ная мас­са про­дук­ции сбы­ва­ет­ся в Тюмен­ской обла­сти. Око­ло 30 % про­дук­ции ухо­дит в сосед­ние Сверд­лов­скую и Кур­ган­скую обла­сти. Что же каса­ет­ся кана­лов сбы­та, то по сло­вам дирек­то­ра 60 % при­хо­дит­ся на круп­ные сете­вые мага­зи­ны и 40 % – на роз­ни­цу. Достав­ка у заво­да своя – 17 изо­тер­ми­че­ских фур­го­нов. Про­блем со сбы­том нет. Про­дук­ция – каче­ствен­ная. Систе­ма менедж­мен­та каче­ства на пред­при­я­тии сер­ти­фи­ци­ро­ва­на по ГОСТ Р ИСО 22 000 – 2007, 9001 – 2011. Да и все‑таки спрос на молоч­ные про­дук­ты в Сиби­ри пока опе­ре­жа­ет предложение.

Уже по доро­ге в аэро­порт, открыв пакет кефи­ра, кото­рый мне пода­ри­ли, и попро­бо­вав кефир на вкус, я окон­ча­тель­но утвер­дил­ся в том, что мело­чей на подоб­ном про­из­вод­стве быть не может. И селек­ци­он­ная рабо­та, и содер­жа­ние, и корм­ле­ние, и даже наво­зо­уда­ле­ние или спо­соб хра­не­ния и выем­ки кор­мов, не гово­ря уже о пере­ра­бот­ке,– все это фор­ми­ру­ет ито­го­вый резуль­тат. А если в хозяй­стве все постро­е­но по уму, то моло­ко для него вполне может пре­вра­тить­ся в белое золото.

Читайте также