Фото: фирма

Зерновой хай-тек

Фото: фирма

Пер­спек­ти­вы и прак­ти­че­ские аспек­ты глу­бо­кой пере­ра­бот­ки зер­на и сахар­ной свёк­лы обсу­ди­ли в Москве на Меж­ду­на­род­ном фору­ме «Грэйн­тек-2019».

Двести экс­пер­тов и пред­ста­ви­те­лей отрас­ли из раз­ных стран съе­ха­лись для обме­на опы­том в обла­сти био­тех­но­ло­гий и глу­бо­кой пере­ра­бот­ки зер­на. В тече­ние двух дней отель Холидей Инн Лес­ная слу­жил пло­щад­кой для обсуж­де­ния дости­же­ний и про­блем пока еще ново­го для Рос­сии направ­ле­ния. А обсу­дить дей­стви­тель­но было что: тех­но­ло­ги­че­ские аспек­ты и пер­спек­ти­вы раз­ви­тия глу­бо­кой пере­ра­бот­ки зер­на и сахар­ной свёк­лы как для про­из­вод­ства про­дук­тов пита­ния, так и био­тех­но­ло­ги­че­ских про­дук­тов с высо­кой добав­лен­ной сто­и­мо­стью.

Рос­сия дав­но про­из­во­дит зер­на боль­ше, чем тре­бу­ет­ся для внут­рен­не­го рын­ка: с 1998 года по 2019 про­из­вод­ство уве­ли­чи­лось с 47,8 до 122,9 млн тонн. Да, мы про­дол­жа­ем нара­щи­вать экс­порт, но пока пре­иму­ще­ствен­но сырье­вой.

При поддержке государства

«Сей­час тор­го­вать чистым зер­ном – при­мер­но так же, как тор­го­вать нефтью! Поэто­му мы в первую оче­редь наце­ле­ны на раз­ви­тие экс­пор­та про­дук­ции глу­бо­кой пере­ра­бот­ки», – заявил в этом году вице-пре­мьер Алек­сей Гор­де­ев. По сло­вам заме­сти­те­ля мини­стра сель­ско­го хозяй­ства Окса­ны Лут, Рос­сия пла­ни­ру­ет уве­ли­чить это направ­ле­ние в 2,5 раза. В про­шлом году Пре­зи­дент под­пи­сал закон, регла­мен­ти­ру­ю­щий про­из­вод­ство и при­ме­не­ние топ­лив­но­го био­эта­но­ла (НСХ 1/19, с. 8; с. 102), откры­вая новые воз­мож­но­сти для рос­сий­ско­го биз­не­са. Раз­ви­тие это­го направ­ле­ния поз­во­лит полу­чать из био­сы­рья топ­ли­во и дру­гие мате­ри­а­лы, для созда­ния кото­рых сего­дня исполь­зу­ют­ся толь­ко невоз­об­нов­ля­е­мые ресур­сы.

«Еще одна инте­рес­ная про­грам­ма раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся в Мин­сель­хозе, – рас­ска­зы­ва­ет пре­зи­дент Наци­о­наль­ной Био­топ­лив­ной Ассо­ци­а­ции Алек­сей Абла­ев. – Речь идет о про­из­вод­стве кор­мов и кор­мо­вых доба­вок для живот­ных. Про­грам­ма ста­нет частью Феде­раль­ной науч­но-тех­ни­че­ской про­грам­мы раз­ви­тия сель­ско­го хозяй­ства на 2017 – 2025 годы (ФНТП). Это очень акту­аль­но, ведь сей­час Рос­сия импор­ти­ру­ет до 80 % ами­но­кис­лот, 70 – 90 % фер­мент­ных пре­па­ра­тов и 100 % вита­ми­нов». Заду­мы­ва­ют­ся и о про­из­вод­стве кор­мо­во­го бел­ка, потреб­ность в кото­ром сво­и­ми сила­ми удо­вле­тво­ря­ет­ся толь­ко на 60 – 65 %, что при­во­дит к пере­рас­хо­ду зер­на и сни­же­нию пита­тель­ной цен­но­сти ком­би­кор­мов.

Тра­ди­ци­он­ные источ­ни­ки кор­мо­во­го бел­ка – шро­ты, рыб­ная и мясо­кост­ная мука – огра­ни­че­ны, поэто­му решить про­бле­му сба­лан­си­ро­ван­ной кор­мо­вой базы и сокра­тить зави­си­мость от импор­та помо­жет вос­ста­нов­ле­ние про­из­вод­ства мик­роб­но­го бел­ка. Одна­ко потре­бу­ют­ся боль­шие капи­та­ло­вло­же­ния: выход на товар­ные объ­е­мы в «сот­ни тысяч тонн и более» будет решать­ся за счет кре­дит­ных и иных вне­бюд­жет­ных средств.

«Бла­го, что ситу­а­ция с лизи­ном нача­ла менять­ся в поло­жи­тель­ную сто­ро­ну (рис. 2). Неко­то­рое вре­мя назад у нас запре­ти­ли китай­ский импорт, Китай стал постав­лять лизин через Бело­рус­сию, но и эту лавоч­ку при­кры­ли. В целом госу­дар­ство, видя, что есть свое внут­рен­нее про­из­вод­ство, ста­ра­ет­ся помо­гать сво­им», – под­черк­нул Алек­сей Абла­ев.

Новая химия

Острой темой стал пере­ход на био­раз­ла­га­е­мый пла­стик, кото­рый так­же мож­но полу­чать при глу­бо­кой пере­ра­бот­ке зер­на. Еже­год­но в мире про­из­во­дят 380 млн тонн пла­сти­ко­вой посу­ды, 60 – 80 % из них ухо­дит на свал­ки, и это серьез­ная угро­за для эко­ло­гии. В отли­чие от обыч­ных пласт­масс био­по­ли­ме­ры изго­тав­ли­ва­ют не из про­дук­тов неф­те­хи­мии, а из пше­ни­цы (или моло­ка – НСХ 6/19, с. 22). То есть сна­ча­ла из зерен выде­ля­ет­ся крах­мал, а уж из него дела­ют мате­ри­а­лы для изго­тов­ле­ния эко­ло­гич­ных био­раз­ла­га­е­мых пла­сти­ков. Боль­шой плюс крах­ма­ла – то, что его полу­ча­ют из воз­об­нов­ля­е­мо­го сырья, и все отхо­ды идут «в дело», напри­мер на корм ско­ту. И раз­ла­га­ет­ся био­пла­стик в сро­ки несрав­ни­мо более корот­кие, чем, ска­жем, пла­сти­ко­вая бутыл­ка. «Евро­ко­мис­сия одоб­ри­ла запрет одно­ра­зо­вых пла­сти­ко­вых изде­лий с 2021 года, а в 12 стра­нах мира такой запрет уже дей­ству­ет», – пояс­ни­ла Ана­ста­сия Беда­ре­ва, ана­ли­тик Цен­тра эко­но­ми­че­ско­го про­гно­зи­ро­ва­ния Газ­пром­бан­ка.

В Рос­сии отказ от исполь­зо­ва­ния одно­ра­зо­вых пла­сти­ко­вых изде­лий пока толь­ко обсуж­да­ет­ся. За послед­нее деся­ти­ле­тие потреб­ле­ние пла­сти­ка у нас вырос­ло более чем в два раза, при этом Рос­сия раз­ви­ва­ет соб­ствен­ное про­из­вод­ство – доля импор­та сни­зи­лась с 20 до 9 % за послед­ние восемь лет. «Воз­мож­ность запре­та такой про­дук­ции и пере­ход на био­пла­стик – серьез­ный вызов для это­го рын­ка, – пре­ду­пре­ди­ла А. Беда­ре­ва. – А вот про­из­вод­ство био­раз­ла­га­е­мых пла­сти­ков у нас хотя и есть, но очень неболь­шое: за 2018 год про­из­ве­де­но 2 млн тонн, к 2023 году пла­ни­ру­ет­ся дове­сти объ­ем до 2,6 млн тонн».

Роспо­треб­над­зор высту­па­ет за сокра­ще­ние одно­ра­зо­вых пла­сти­ков, Мин­при­ро­ды Рос­сии под­дер­жи­ва­ет запрет, а «неф­тян­ка» смот­рит на такие пер­спек­ти­вы ско­рее как на рис­ки, чем как на шанс. Мин­пром­торг Рос­сии же под­во­дит чер­ту: сей­час отказ от пла­сти­ко­вой посу­ды невоз­мо­жен – для это­го нуж­но раз­ви­тие тех­но­ло­гий, новых мате­ри­а­лов и созда­ние соот­вет­ству­ю­щей нор­ма­тив­но-пра­во­вой базы.

Рынок органических кислот

Одним из ком­по­нен­тов, необ­хо­ди­мых для про­из­вод­ства био­по­ли­ме­ров, явля­ют­ся орга­ни­че­ские кис­ло­ты. И Вла­ди­мир Шафо­ро­стов, парт­нер НЭО Центр, при­вел ана­лиз их рын­ка. Лимон­ная, янтар­ная и молоч­ная широ­ко при­ме­ня­ют­ся как в пище­вой про­мыш­лен­но­сти, так и для выпус­ка био­пла­сти­ков. Миро­вое про­из­вод­ство лимон­ной кис­ло­ты состав­ля­ет око­ло 2 млн тонн, при этом 73 % рын­ка Китай зани­ма­ет с боль­шим отры­вом. Рос­сий­ский рынок за послед­нюю пяти­лет­ку пока­зы­вал ста­биль­ный рост, одна­ко в Рос­сии нет про­из­во­ди­те­лей лимон­ной кис­ло­ты – и все потреб­но­сти пол­но­стью покры­ва­ют­ся за счет импорт­ных поста­вок. «Дол­гие годы у нас был един­ствен­ный завод – бел­го­род­ский «Цит­ро­бел», кото­рый обес­пе­чи­вал 25 – 35 % рос­сий­ско­го рын­ка лимон­ной кис­ло­ты в 2014 – 2016 гг. Но в 2017 году его закры­ли яко­бы из-за нару­ше­ния сани­тар­ных норм, – сето­вал Вла­ди­мир Шафо­ро­стов. – В резуль­та­те рынок лимон­ной кис­ло­ты дер­жит­ся на импор­те про­дук­ции из Китая и Австрии. Есть заяв­лен­ные про­ек­ты. Будем наде­ять­ся, в бли­жай­шие годы все-таки появят­ся оте­че­ствен­ные про­из­во­ди­те­ли».

Молоч­ную кис­ло­ту в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах в нашей стране про­из­во­дит лишь одна ком­па­ния – ООО «Сухой крах­мал и молоч­ная кис­ло­та». Да, есть ряд инве­сти­ци­он­ных про­ек­тов, да и в целом дина­ми­ка раз­ви­тия это­го рын­ка поз­во­ля­ет делать бла­го­при­ят­ные про­гно­зы. В бли­жай­шее вре­мя основ­ным драй­ве­ром в этом сек­то­ре будет эко­ло­гия и стрем­ле­ние к раз­ви­тию про­из­вод­ства био­раз­ла­га­е­мых пла­сти­ков.

Реальные проекты

Раз­ви­тие глу­бо­кой пере­ра­бот­ки зер­на под­ра­зу­ме­ва­ет стро­и­тель­ство заво­дов. Еще бук­валь­но 6 – 7 лет назад в Рос­сии было все­го несколь­ко крах­ма­ло-паточ­ных ком­би­на­тов, но спрос рож­да­ет пред­ло­же­ние. В 2013 году «лед тро­нул­ся» – актив­но ста­ли раз­ви­вать­ся био­тех­но­ло­ги­че­ские направ­ле­ния, появи­лись заво­ды в реги­о­нах, но все они ори­ен­ти­ро­ва­ны на опре­де­лен­ную нишу – лизин или глю­коз­но-фрук­тоз­ные сиро­пы. Сей­час в раз­ных реги­о­нах Рос­сии появ­ля­ет­ся боль­ше про­ек­тов муль­ти­функ­ци­о­наль­ных кла­сте­ров по глу­бо­кой пере­ра­бот­ке зер­на (рис. 2). Руко­во­ди­тель про­ек­та ООО «Баш­био-тех» Дмит­рий Шапо­ва­лов рас­ска­зал о пла­нах раз­ви­тия тако­го кла­сте­ра в Баш­ки­рии мощ­но­стью до 1 мил­ли­о­на тонн. «На выхо­де» сто­и­мость пере­ра­бо­тан­ной про­дук­ции в 3 – 5 раз пре­вы­сит сто­и­мо­сти исход­но­го сырья. Поче­му в каче­стве места реа­ли­за­ции выбра­на имен­но Баш­ки­рия?

«В ради­у­се 500 км от пред­по­ла­га­е­мо­го места раз­ме­ще­ния заво­да соби­ра­ют 10 млн тонн зер­на. При этом в цен­траль­ных реги­о­нах Рос­сии суще­ству­ет боль­шая про­бле­ма с реа­ли­за­ци­ей зер­на из-за высо­ких транс­порт­ных издер­жек. В нашем слу­чае уда­лен­ность от экс­пор­та, пре­об­ла­да­ние фураж­ных клас­сов пше­ни­цы, кото­рые наи­бо­лее под­хо­дят для глу­бо­кой пере­ра­бот­ки, деше­виз­на исход­но­го сырья – это плю­сы, кото­рые как раз поз­во­лят интен­си­фи­ци­ро­вать сель­ское хозяй­ство реги­о­на», – объ­яс­нил Д. Шапо­ва­лов.

Кро­ме того, такое про­из­вод­ство очень энер­го­за­трат­но, поэто­му нуж­но учи­ты­вать нали­чие элек­тро­стан­ции и доста­точ­ное коли­че­ство воды. С этим в Стер­ли­та­мак­ском рай­оне так­же нет про­блем: мно­го воды хоро­ше­го каче­ства, реги­он избы­то­чен по элек­тро­энер­гии и газу. «Мы нашли пло­щад­ку око­ло 200 га – то есть после раз­ме­ще­ния эле­ва­то­ра, скла­дов, тех­но­ло­ги­че­ско­го про­из­вод­ства у нас еще оста­нет­ся 100 га для при­вле­че­ния сто­рон­них парт­не­ров», – про­дол­жил руко­во­ди­тель про­ек­та. – Пло­щад­ка орга­нич­но впи­са­лась в суще­ству­ю­щую инфра­струк­ту­ру и гра­ни­чит с потен­ци­аль­ны­ми кол­ле­га­ми и потре­би­те­ля­ми хими­че­ско­го ком­плек­са рес­пуб­ли­ки Баш­кор­то­стан. Так что со сбы­том про­блем не долж­но быть». В пла­нах – широ­кая линей­ка: био­эта­нол, глю­тен, био­раз­ла­га­е­мый пла­стик, орга­ни­че­ские кис­ло­ты, бел­ко­вые кор­мо­вые добав­ки. Запла­ни­ро­ва­ны инве­сти­ции в раз­ме­ре 63 мил­ли­ар­дов руб­лей, будет созда­но более тыся­чи рабо­чих мест. В резуль­та­те конеч­ная себе­сто­и­мость про­дук­ции долж­на поз­во­лить кон­ку­ри­ро­вать с миро­вы­ми про­из­во­ди­те­ля­ми.

Не зерном единым

Не мог­ли обой­ти вопро­сом участ­ни­ки фору­ма и глу­бо­кую пере­ра­бот­ку побоч­ной про­дук­ции и отхо­дов свёк­ло­са­хар­но­го про­из­вод­ства. Вало­вый сбор сахар­ной свёк­лы в теку­щем сезоне ожи­да­ет­ся на уровне 52,5 млн тонн, из кото­рых вый­дет 1,7 млн тонн мелас­сы и 1,5 млн тонн жома (сухо­го гра­ну­ли­ро­ван­но­го). При этом Рос­сия зани­ма­ет вто­рое место в мире по про­из­вод­ству мелас­сы из сахар­ной свёк­лы.

Из это­го основ­но­го побоч­но­го про­дук­та свек­ло­вич­ной отрас­ли полу­ча­ют целый ряд про­дук­тов: дрож­жи, лимон­ную кис­ло­ту, био­эта­нол, ком­би­кор­ма, пре­ми­к­сы и мно­гое дру­гое. «Про­из­вод­ство мелас­сы в Рос­сии неста­биль­но, посколь­ку зави­сит от объ­е­ма пере­ра­бо­тан­ной свёк­лы и выхо­да саха­ра. В теку­щем сезоне мы ожи­да­ем выход мелас­сы поряд­ка 1,7 млн тонн», – рас­ска­за­ла гла­ва ана­ли­ти­че­ско­го отде­ла груп­пы ком­па­ний «Сюк­ден» Мари­на Сидак. Тра­ди­ци­он­но оте­че­ствен­ная мелас­са идет на внут­рен­ний рынок. Одна­ко в послед­ние годы на фоне высо­ко­го спро­са и кон­ку­рен­то­спо­соб­ных цен экс­порт так­же вырос и, по теку­щим оцен­кам, в сезоне 2019 /20 достиг­нет 750 тыс. тонн. Клю­че­вым импор­те­ром рос­сий­ской мелас­сы оста­ет­ся Тур­ция, за ней сле­ду­ют стра­ны ЕС, а в про­шлом сезоне спи­сок импор­те­ров попол­ни­ли Иор­да­ния, Новая Зелан­дия, Поль­ша, Шве­ция и Тунис.

Струк­ту­ра рас­пре­де­ле­ния мелас­сы на внут­рен­нем рын­ке меня­ет­ся под вли­я­ни­ем раз­ви­тия дешу­га­ри­за­ции и оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства дрож­жей. На их долю сей­час при­хо­дит­ся 22 % и 19 % соот­вет­ствен­но. При этом спир­то­вая отрасль, несмот­ря на кон­ку­рен­цию с зер­ном, оста­ет­ся глав­ным потре­би­те­лем мелас­сы (32 %). По сло­вам спи­ке­ра, сред­няя сто­и­мость одной тон­ны мелас­сы состав­ля­ет 100 дол­ла­ров, а выход эта­но­ла из нее – 310 кг.

Исхо­дя из зару­беж­но­го опы­та, толь­ко мощ­ная госу­дар­ствен­ная под­держ­ка помо­жет в раз­ви­тии рос­сий­ско­го рын­ка эта­но­ла и ста­нет сти­му­лом для глу­бо­кой пере­ра­бот­ки про­дук­тов свек­ло­са­хар­но­го про­из­вод­ства.

Читайте также

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *