Выставка «Золотая осень» на ВВЦ

Все ли то золото…

Выставка «Золотая осень» на ВВЦ

Редакция НСХ

Редакция журнала «Новое сельское хозяйство»

Поделитьтся

Виной тому проходившие параллельно с «Золотой осенью» профильные выставки или смена оператора поставили под удар «титул» главной аграрной выставки страны.

Выставка, которую с 2000 года организует Минсельхоз, проходила там же, где и всегда, но за последний год территория ВДНХ в такой степени похорошела, что выигрышно смотреться на столь ярком фоне оказалось непросто. К тому же тендер на проведение выставки выиграло малоизвестное ООО. Увы, устроитель едва ли был в состоя­нии помочь Минсельхозу в обеспечении достойного уровня выставки, по крайней мере по форме.

Пойдешь направо…

Погода в день открытия выставки обещала приятное времяпрепровождение: солнце мягко освещало янтарную листву, даже у главного входа на ВДНХ вы могли слышать задорную музыку: за центральным павильоном была устроена сцена, на которой практически без перерыва выступали коллективы самых разных музыкальных направлений. Однако даже у благодушно настроенных посетителей хорошее настрое­ние быстро исчезало при входе в 75‑й павильон из‑за очереди на регистрацию, стоять в которой некоторым приходилось до полутора часов. Тем, кто загодя зарегист­рировался через Интернет, было проще: достаточно было достояться и получить пластиковый кармашек для бейджа.

Довольно скоро большую (левую) часть главного павильона закрыли: на выставку прибыл премьер-министр Дмитрий Медведев. Справедливости ради отметим, что экспозиция «Агротек», размещенная в правом крыле павильона, оставалась открытой. По уверениям организаторов в павильоне и на открытой площадке было продемонстрировано свыше 100 единиц техники, в том числе 20 новинок компаний «Агромашхолдинг», Grimme, Riela, Агропак, «Агро» (Кемерово), Кубаньсельмаш, Кузембетьевский РМЗ, Obigrain, Symaga, Cayirova. Однако многих из тех, кто успел посетить открывшийся днем ранее «Агросалон», экспозиция не очень впечатлила.

Зато не подкачало левое крыло: здесь разместили экспозиции регионы, которые, как обычно, не ударили в грязь лицом и продемонстрировали все лучшее, что производят аграрии. Над экспозицией витало: «Наши санкций не боятся». Об этом свидетельствовали широкий ассортимент овощей, мясных изделий, сыров и других молочных продуктов и надписи на некоторых стендах. Не затерялись также новички выставки: собственные экспозиции были у Сербии, Вьетнама, Армении, Азербайджана, Никарагуа.

Затронул тему антисанкций и официально открывший выставку Дмитрий Медведев: «Сейчас у российских производителей есть шансы расширить свое присутствие на продовольственном рынке. Введенные ограничительные меры фактически дали преференции для развития наших аграрных компаний. Хотел бы всех вас заверить, что курс на импортозамещение по продовольст­вию – это не сиюминутный порыв, а четкая стратегическая позиция государства».

Если говорить о деловой программе выставки, то наполнение ее было вполне предсказуе­мым и потому несколько скучноватым: конференции, устроенные Минсельхозом; семинары, организованные коммерческими фирмами или общественными организациями.

Деньги будут

В растениеводстве вопросов у профессионального сообщества накопилась масса: где купить качественные семена на посевную 2015 года, не планируется ли запрет на ввоз импортного семенного материала, каковы перспективы мелиорации. Представителям госструктур и бизнеса хотелось услышать информацию из первых уст, поэтому в залах, где выступали представители профильных департаментов Минсельхоза, яблоку упасть было негде.

Пока что глава департамента растениеводства, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ Петр Чекмарев всех успокоил: «Ограничений и запретов на ввоз семян нет, но мы должны стремиться по максимуму работать на собственных ресурсах». Обеспеченность семенами зерновых и подсолнечника – стопроцентная, более 50 % составляет обеспеченность российскими семенами кукурузы на зерно, около 20 % от недос­тающего объема семян будет завезено из Европы, а к 2016 году нужно вырастить и доработать все необходимые объемы у себя. Такую задачу поставил П. Чекмарев.

Срыва не будет и по овощным культурам: запасы на 2015 год есть. Но и тут пора позаботиться о создании собственных производств в тех регионах, которые для этого подходят. В Крыму, например, вполне можно организовать семенные посевы сахарной свёклы или кукурузы.

В госпрограмме развития семеноводства предусмотрены расширение набора субсидируемых культур и увеличение средств, выделяемых на покупку элиты, а бюджет на элитное семеноводство в 2015 году достигнет 1,587 млрд руб. (в три раза больше, чем в 2014 году). На селекцию и семеноводство в 2015 – 20 гг. предусмотрено 41,4 млрд руб., в том числе 4,3 млрд руб. уже в 2015 году. Субсидии за счет средств федерального бюджета планируется предоставлять на возмещение до 20 % затрат на строительство, реконструкцию и модернизацию селекционно-семеноводческих центров, а также на возмещение части процентной ставки по краткосрочным кредитам на их строительство. Менее оптимистичен, чем чиновники был президент Национального союза селекционеров и семеноводов Петр Юрков: техническая оснащенность основной массы семеноводческих предприятий ниже всякой критики, а доступность кредитных ресурсов и возможности финансирования науки ограниченны.

Одни только деньги ничего не решают: не менее важно создание правового поля. Тем временем проект закона «О семеноводстве» восьмой (!) год находится на рассмот­рении и согласовании в заинтересованных министерствах и ведомствах!

Жить вам в эпоху перемен

Разрыв между заявлениями государственных мужей и чаяниями практиков сохраняется и в такой сфере, как мелиорация. Замминистра сельского хозяйства Павел Семенов, открывая Первый Евразийский форум «Мелиорация: эффективные технологии и инвестиции», заявил, что мелиорация земель сельхозназначения относится к первому уровню приоритетов государственной аграрной политики. Директор департамента мелиорации Минсельхоза Даниил Путятин напомнил о начале масштабной Федеральной целевой программы «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России на 2014 – 20 гг.». Запланировано 185 млрд рублей: 75 млрд – из федерального бюджета, более 46 млрд – из региональных и еще свыше 63 млрд руб. будет привлечено из внебюджетных источников.

Как мотивировать бизнес вкладывать средства в мелиорацию? Этот вопрос обсуждали при проведении круглого стола «Инвестиционная привлекательность мелиорации». Здесь можно было услышать отчеты о реализации региональных программ, мнения руководителей компаний, а также инвес­торов, которые «на собственной шкуре» прочувствовали, что такое реконструкция старых и строительство новых оросительных систем в современной России.

К примеру, в Татарстане орошается 100 % площадей под овощными культурами и 70 % – под картофелем, а вот Волгоградской или Саратовской областям пока далеко до таких показателей. По словам министра сельс­кого хозяйства Волгоградской области Василия Иванова, еще в 80‑е годы ХХ века в области на площади 300 тыс. га была построена основная часть мелиоративного комплекса (головные насосные станции, гидротехнические сооружения с напорными трубопроводами, магистральные каналы, сеть межхозяйственных и внутрихозяйственных коммуникаций), но сегодня регулярно орошается только 40 тыс. га. Благодаря соответствующей региональной программе с 2011 года компенсировали до 80 % затрат на выполнение работ по строительству и реконструкции оросительных сооружений. В 2011 году с учетом региональных поступлений в мелиорацию было вложено более 300 млн руб., что позволило реконструировать сооружения на 9,5 тыс. га орошаемых земель и приобрести 21 современный оросительный комплекс. Но уже в 2012 году изменились условия финансирования: размер субсидии сократился до 50 %. Поэтому было введено в орошение только 4,4 тыс. га, в 2013 году – около 6 тыс. га. Всего за 2012 – 2013 гг. приобретено 15 оросительных машин.

А ведь без орошения невозможно решить задачи по наращиванию кормовой базы животноводства, по импортозамещению плодоовощной продукции. Губернатор поручил до 2020 года увеличить площадь орошаемых земель до 50 тыс. га (по 10 тыс. га в год!). Но директора крупных хозяйств и холдингов (к примеру ООО «СП «Донское» Калачевского района, «Сады Придонья» и др.) в один голос заявляют, что софинансирование из федерального и регионального бюджетов на уровне 50:50 – неприемлемый вариант для инвесторов. В регионах таких денег попросту нет! Затраты на организацию орошения одного гектара интенсивного сада доходят сегодня до одного миллиона рублей. «Сады Придонья» использовали собственные средства. Площади орошаемых земель составили 3  300 га, но развитие могло бы идти гораздо быстрее!

Впрочем, волнуют бизнес и вопросы себестоимости. Почему электроэнергия для мелиораторов дороже, чем в промышленности и рекламном бизнесе; почему так сильно различаются градостроительные нормы в центре и регионах, что приводит к отказу в федеральных средствах по формальным причинам. О распределении субсидий и существующих ограничениях в 2014 – 2015 гг. говорили специалисты департамента мелиорации Минсельхоза. По словам Людмилы Кочетковой, восемь из 46 регионов не смогли получить деньги от МСХ в начале октября, поскольку не справились со своими обязательствами по созданию проектно-сметной документации и корректировке программ. Соглашения на перечисление средств из федерального бюджета уже заключены с целым рядом областей. Субсидии за 2014 год МСХ переводит в октябре нынешнего года, а вот на следующий год регионы получат необходимую поддержку гораздо раньше: уже в первом квартале 2015 года.

Овощи в дефиците

Огромных вложений требует и овощеводство. Россия занимает одно из последних мест в мире по площади зимних теплиц, которая не превышает 1,9 тыс. га (для сравнения: в Китае – 80 тыс. га, в Польше – 6,3 тыс. га). Производство овощей защищенного грунта в 2014 году не превысило 70 % от потребности страны. При норме 12 кг россияне потребляют только 8 кг тепличной продукции на душу населения в год.

К тому же гектар современных теплиц обходится примерно в 90 млн руб. при сроке окупаемости семь-восемь лет. Затруднен и подбор специалистов, которые могли бы добиться урожайности 60 кг / м2. «Легче тепличный комбинат построить, чем заманить туда главного агронома», – утверждают инвесторы.

Жалуются аграрии и на явный дефицит отечественных сортов для промышленного высокотехнологичного производства: около 75 % семян овощных культур и 30 % семян картофеля по‑прежнему поступают к нам из‑за рубежа.

Департамент растениеводства МСХ разработал дополнительные меры государственной поддержки, которые предлагаются к включению в Госпрограмму до 2020 года: субсидии и оказание несвязанной под­держки для производства овощей открытого грунта и семенного картофеля; а также субсидии на возмещение части затрат на строительство овощехранилищ, картофелехранилищ и тепличных комплексов. Но тут еще надо дождаться, чтобы эти меры были утверждены да и средства на них нашлись.

Дайте правила!

Представители экологического направления сельского хозяйства тревожатся о чистоте рядов. Не меньше, чем семеноводы они ждут новый закон, который бы определил правила игры и позволил потребителям отделить зерна от плевел: сегодня объявить себя «эко-био» может почти любой. «В стране действует несколько систем сертификации, но ни одна из них не является обязательной, поэтому на рынке остается много псевдобио», – отметил Андрей Ходус из «Эко-­Контроля».

– Увы, даже наличие закона не гарантирует ясности на рынке, – отметил фермер из Крыма Павел Наумов, опираясь на опыт работы на Украине. Из-за отсутствия рынка для экозерна только 30 тонн выращиваемой им пшеницы ежегодно продавалось с сертификатом. А вот эфиромасличное сырье, сертифицированное по швейцарс­кой технологии, успешно экспортируется в Европу и США.

Обсудили и то, что у многих покупателей сложилось представление, ставящее знак равенства между малым хозяйством и экологически чистым (с. 44). Да, как правило, экологическим земледелием занимаются некрупные хозяйства, но есть и другие примеры. Об экоферме «Заречье», где возделываются несколько тысяч гектаров пашни, мы писали в НСХ 5 / 13, с. 22. Пример другой крупной компании, сертифицированной по швейцарскому стандарту, привел зав. кафедрой управления и сельского консультирования РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева Валерий Кошелев. Подробный экономический анализ проекта перехода на экопроизводство показал, что экотехнологии существенно выгоднее, чем традиционные. Особенно при наличии достаточных средств для первоначальных вложений в трансформацию, сертификацию и собст­венный сбыт. «Это, пожалуй, единственный рынок, где предложение существенно отстает от спроса», – сказал он.

Все же будущее – за малыми хозяйствами. Это мнение главы КФХ из Рязанской области Алексея Сахарова, являющегося членом совета Союза органического земледелия. Крупным хозяйствам трудно решиться на скачок в неизведанную область. Экофермеру требуются гибкость и готовность идти на риск. Нужно ежедневное наблюдение за тем, что происходит, а значит, владелец должен жить «на земле», а не сидеть в офисе за тридевять земель. Сдерживает экологизацию и отсутствие готовых методических рецептов, моделей хозяйств с подходящим для них набором орудий, ассортиментом средств защиты растений и т. п.

Разработкой готовых концепций в рамках соответствующего пилотного проекта занялись в Рязанском государственном агротехнологическом университете имени П. А. Костычева. О деятельности многопрофильного учебного центра, где планируется создание региональной платформы экологического земледелия и даже уже заложен совместный с производственниками опыт, рассказал Дмитрий Виноградов. Олег Горбунов из БФ «Экофарм» поведал о разработанных в России биологических средствах защиты растений и результатах испытаний биоудобрений в Воронежской и Тульской областях.

Увы, обсуждение вопросов экологизации так и продолжилось в кругу заинтересованных лиц: заявленных представителей Минсельхоза на конференции не дождались. Управлять дискуссией пришлось Владимиру Савенко из Российского центра сельскохозяйственного консультирования.

М2: мясники и молочники

На мероприятиях по молочной и мясной отрасли тон задавали как раз представители профильного департамента животноводства и племенного дела МСХ. На «молочной» конференции в первый день работы выставки глава департамента Владимир Лабинов был настроен оптимистично: «Сельское хозяйство – единственная отрасль, где будет увеличено государственное финансирование в следующем году». В 2015 году все направления поддержки молочного скотоводства, включая спорные субсидии на молоко, будут сохранены.

Некоторый рост цен, спровоцированный в том числе запретом на ввоз молочных продуктов из ряда стран, не оказал сущест­венного влияния на потребление.

Все дело в том, что молоко остается, пожалуй, единственным продуктом, по которому наша страна не способна удовлетворить спрос сама. В первую очередь, речь идет о молоке для производства сыров, но здесь мы ориентируемся на белорусских поставщиков.

Задачу государства В. Лабинов видит в создании таких условий, при которых любой инвестор, пришедший в молочную отрасль, найдет поддержку. Но предпочтение будет отдаваться интегрированным комплексам по производству и переработке (не только крупным). Больше грантов будет выделено на семейные фермы.

Встреча представителей мясного скотоводства прошла под председательством зам. главы департамента Харона Амерханова. Увы, сектор говядины также остается зависимым от импорта, особенно в премиальном сегменте. Ситуа­цию усугубляет постоянный рост мировой цены на говядину, который сохранится и в дальнейшем. Хотя поддержка племенного направления будет продолжаться, нужно наращивать товарные коммерческие стада. Получение статуса племхозов усложнится.

Генеральный директор Национального союза производителей говядины Денис Черкесов отметил, что в реальности ситуа­ция с производством мяса хуже, чем ее отображение в статистике: производство говядины в личных подсобных хозяйствах значительно переоценено. Кроме того, 90 % мяса получают от молочного скота. Реальная импортозависимость выше обнародованной Росстатом.

Правда, целевой индикатор по наращиванию поголовья специализированных пород и помесей перевыполнен в прошлом и в нынешнем году даже несмотря на сокращение поголовья скота в таком мясном регионе, как Калмыкия (причина – засуха в регионе). Замминистра сельского хозяйства республики Баатр Болаев отметил, что несмотря на низкую себестоимость говядины продавать скот за пределы региона сложно, в т. ч. из‑за ветеринарных правил: хотя на территории региона ящур не зарегистрирован, наличие антител вследствие вакцинации скота не позволяет не только продавать его, но и демонстрировать на выставках!

Говоря о себестоимости, участники рынка сошлись на том, что «создавать» добавленную стоимость следует на этапе переработки, а не на дешевизне сырья. Для этого необходима инфраструктура (биржи скота, межхозяйственные откормочники), которая только начинает появляться. Здесь очень важна заинтересованность региональных властей в создании новых рабочих мест на удаленных территориях. Согласен с тем, что откормочники должны получать животных для заключительного интенсивного откорма от многочисленных местных фермеров, и представитель Национальной ассоциации заводчиков казахской белоголовой породы Сергей Соловьев, Оренбургская область.

Важно определиться не только с направлением хозяйства (племенное, товарное), сегментом производства (корова / теленок, доращивание, заключительный откорм), но и с предпочтениями потребителя. В то время как в Америке национальная традиция потребления говядины сформирована стейками и бургерами, а в Европе – более постным мясом, в России полной ясности в этом вопросе пока нет. И эта проблема никак не может быть решена государством и денежными вливаниями. Очевидно, здесь нужна работа общественных объединений. «Та же калмыцкая говядина исключительно травяного откорма (с желтым жиром) из экологически чистых районов, предназначенная для определенного вида приготовления, вполне могла бы стать узнаваемым брендом», – отметил Денис Черкесов.

Руководитель профильного НИИ Сергей Мирошников также обратил внимание на то, что объемы производства мяса КРС в личных подсобных хозяйствах переоценены примерно в два раза. Проблемой мелких хозяйств является не столько высокая себестоимость производства, сколько отсутствие инфраструктуры: бирж скота, межхозяйственных откормочников. Это вполне могло бы стать полем деятельности для кооперативов. Впрочем, теме кооперативов было посвящено несколько тематических круглых столов.

Рано радоваться

Данная тема является больной как для чиновников, так и для аграриев. Сколько острых дискуссий возникало на различных конференциях, круглых столах и других мероприятиях, сколько раз доказывалось огромное значение кооперационной политики. Руководители сельхозорганизаций открыто изъявляли желание участвовать в создании кооперативов и буквально умоляли органы власти оказать им всяческую поддержку и содействие. Много говорилось, да мало делалось. Только в этом году Минсельхоз, наконец, порадовал публику проектом ведомственной целевой программы «О развитии сельскохозяйственной кооперации на 2014 – 2017 годы и на период до 2020 года». Пожалуй, впервые за долгие годы в адрес профильного учреждения звучали слова одобрения и признательности. Однако не преждевременны ли они?

О долгожданной программе рассказал директор департамента сельского развития и социальной политики МСХ Дмитрий Торопов. По плану из федерального бюджета денежные средства будут поступать в бюджеты субъектов федерации для предоставления грантов на развитие материально-технической базы кооперативов. Федеральные средства будут покрывать 70 % от суммы гранта, а 30 % – средства бюджетов субъектов. Участниками программы могут стать сельскохозяйственные потребительские кооперативы, объединяющие не менее 10 сельхозтоваропроизводителей, а также потребительские общества, если 70 % их выручки поступает от заготовки, хранения, переработки и сбыта сельхозпродукции. Максимальный размер гранта определен на уровне 70 млн рублей. На реализацию программы в 2015 году будет выделен 1 млрд рублей, а с 2016 года – уже 1,5 млрд. Почему бы программе не быть успешной? Ведь речь идет о немалых суммах на поддержку, да и число членов кооперативов, подающих заявки на получение гранта, снижено до вполне реальных десяти.

Однако не все так просто. К примеру, отказ от программы на региональном уровне может разрушить надежды на желанный грант. Как показывает практика, вероятность отказа регионов, к сожалению, очень велика. К другим типичным рискам можно отнести участие так называемых псевдокоо­перативов, желающих получить денежки от государства, а также организационную волокиту, связанную с отсутствием системного подхода к формированию и отбору кооперативов-участников. И это всего лишь некоторые препятствия. Судить об успешности программы нужно, основываясь на достигнутых результатах, так что радоваться новому проекту пока рано.

Море позитива

Если у аграриев выставка оставила неоднозначное послевкусие, то уж двум категориям посетителей она точно запомнится только с положительной стороны. Первая – горожане, которые традиционно пользуются предложениями региональных производителей и покупают недорогие вкусные продукты. В этот раз торговля не растянулась вдоль центральной аллеи шеренгой неопрятных лотков: были возведены прият­ные взгляду временные павильоны, где можно было спрятаться от непогоды (увы, солнце сопровождало «Золотую осень» не каждый день).

А вторая – дети. Они с неподдельной радостью разглядывали овец, коз, коров, брали на руки кроликов и цыплят, уважительно посматривали на енотовидных собак и других пушных зверей, на клетках которых было предупреждение «Может укусить». Все это животное царство разместилось в тесноте, да не в обиде в 57‑м павильоне. Вход туда, кстати, не сопровождался бюрократическими формальностями (регистрации не требовалось), так что статистика посещаемости выставки явно будет неполной.

Да, выставка версии 2014 года показала, что нашим аграриям по‑прежнему есть, чем встречать профессиональный праздник: ведь именно ко Дню работников сельского хозяйства по распоряжению правительства страны была приурочена первая выставка.

Есть и чем гордиться: об этом свидетельствовали рассказы об успехах, которые мы слышали и на форумах, и в кулуарах. Жаль, что в большинстве случаев это успехи «вопреки», а не «благодаря».

Материал: Марина Политова, Ирэн Зайцева, Екатерина Юрко

Читайте также