Фото: Е. Герасименко

Хрен редьки слаще?

Фото: Е. Герасименко

Руководитель рекламной службы, редактор журнала «Новое сельское хозяйство», генеральный директор OOO «ДЛВ АГРОДЕЛО»

Поделитьтся

Ради ядре­но­го на вкус кор­ня Сер­гей Ува­ров поки­нул сто­ли­цу, сме­нив бла­га циви­ли­за­ции на про­вин­ци­аль­ные пас­то­ра­ли, и заста­вил сомне­вать­ся в прав­ди­во­сти народ­ной при­сказ­ки. Может, хрен редь­ки все же слаще?

Возделывание нишевых культур

Сколь­ко шуто­чек я наслу­ша­лась от дру­зей, когда пове­да­ла, что еду в хозяй­ство, где выра­щи­ва­ют хрен. «Что-о-о-о-о-о? Хрен? Да лад­но!» Пред­ста­вить все отпу­щен­ные в мой адрес остро­ты тру­да не соста­вит. А уж ответ на вопрос, куда меня посла­ли в командировку…

В нача­ле октяб­ря я отпра­ви­лась в ука­зан­ном направ­ле­нии – в Псков­скую область, на поля Пустош­кин­ско­го рай­о­на, где и воз­де­лы­ва­ет­ся хрен. «Да он в каж­дом ого­ро­де рас­тет, тоже мне диво!» – ска­же­те вы. А тыся­ча гек­та­ров под куль­ту­рой – каково?!

Тысяч­ни­ком Сер­гей Ува­ров стал толь­ко в этом году, а начи­нал с деся­ти гек­та­ров. В живо­пис­ной дере­вуш­ке Оре­хов­но, куда я пожа­ло­ва­ла, что­бы услы­шать исто­рию из пер­вых уст, наро­ду раз-два и обчел­ся, и встре­тить вол­ка веро­ят­нее, чем коро­ву. С банк­рот­ством пред­при­я­тия, уна­сле­до­вав­ше­го от креп­ко­го кол­хо­за зем­ли, тех­ни­ку рас­про­да­ли, паш­ня зарос­ла мел­ким лесом. Став­шие дики­ми места теперь луч­ше зна­ко­мы охот­ни­кам, а не агра­ри­ям. Имен­но здесь и появи­лось «укреп­ле­ние» – «Агро­форт». Впро­чем, в нача­ле все было не столь амбициозно.

«В деревню, к тетке, в глушь…»

– Я в деревне нико­гда не жил, – заяв­ля­ет Сер­гей Ува­ров у сво­е­го дома, выстро­ен­но­го на месте веко­вой избы. – Мама не дума­ла, что ста­ну «кол­хоз­ни­ком». А вот ведь – уехал сюда: тут ни фаб­рик, ни заво­дов, чистый воз­дух, и – Вы пра­вы – людей совсем немного.

Наез­да­ми из Моск­вы Сер­гей с супру­гой Алек­сан­дрой ста­ли бывать в Оре­хов­но с 2005-го, когда заро­ди­лась «хре­но­вая» идея.

– Я тогда успеш­но зани­мал­ся опто­вы­ми постав­ка­ми сыров, – вспо­ми­на­ет собе­сед­ник. – Как-то гостил в Туль­ской обла­сти и уви­дел, как рас­тет хрен в ого­ро­де. Заин­те­ре­со­вал­ся. Посмот­рел-почи­тал, а в стране, ока­зы­ва­ет­ся, про­дукт в дефи­ци­те! На рын­ке гото­во­го сто­ло­во­го хре­на доми­ни­ро­ва­ла про­дук­ция из Китая. Задал­ся вопро­сом, поче­му не попро­бо­вать само­му?! Спро­сил жену, спра­вим­ся ли, и она отве­ти­ла: «Поче­му нет?!»

Ста­ли при­смат­ри­вать­ся, где дать старт «хре­но­во­му» про­из­вод­ству. На Брян­щине с ее под­хо­дя­щи­ми для куль­ту­ры пес­ча­ны­ми поч­ва­ми зем­ли уж было не най­ти – кар­то­фель­ни­ки да хол­дин­ги хозяй­ство­ва­ли. Зна­ко­мый пока­зал дере­вуш­ку в Псков­ской обла­сти, срав­ни­тель­но неда­ле­ко от бело­рус­ской гра­ни­цы. Тут пят­на­дцать лет назад в поч­ву и был зало­жен пер­вый чере­нок хрена.

– Забо­ты с поса­доч­ным мате­ри­а­лом было мно­го, – взды­ха­ет Сер­гей. – Во Вла­ди­мир­ской обла­сти, где в сов­хо­зе «Став­ров­ский» в свое вре­мя выве­ли сорт Тол­пу­хов­ский, купил две тон­ны, там же и кни­гу в пода­рок полу­чил. С тем и начал свой неза­тей­ли­вый биз­нес: в Интер­не­те ведь подроб­но­стей было не най­ти. Так что наби­ли соб­ствен­ные шишки.

Выход из сумрака

На лужай­ке у дома Ува­ро­вых – музей сель­хоз­тех­ни­ки. Вот одно­кор­пус­ный плуг – им рас­па­хи­ва­лись бороз­ды для пер­вой посад­ки. Вруч­ную, из вед­ра, сажа­ли. Ско­рость рабо­ты не устра­и­ва­ла – поку­ме­ка­ли и сде­ла­ли на базе куль­ти­ва­то­ра первую «полу­ме­ха­ни­зи­ро­ван­ную» сажал­ку. – Вот она, рядом с плугом.

– Здесь были коле­са, сиде­нья дере­вян­ные. Спи­ной сиде­ли двое – Алек­сандра и ее брат Алек­сей, я – в трак­то­ре Т-40, – с улыб­кой вспо­ми­на­ет Сер­гей. – Трак­то­рок-то еще жив. Леме­ха сажал­ки рас­кра­и­ва­ли бороз­ду, сюда в тру­бу пода­вал­ся чере­нок, сле­дом он при­сы­пал­ся зем­лей. Так поса­ди­ли пер­вые десять гек­та­ров. Опрыс­ки­ва­тель исполь­зо­ва­ли поль­ский, раз­бра­сы­ва­тель удоб­ре­ний допо­топ­ный был…

Зате­вая про­из­вод­ство в шести­стах кило­мет­рах от сто­ли­цы, Ува­ро­вы дума­ли вести его наез­да­ми, но хрен потре­бо­вал к себе боль­ше­го вни­ма­ния: ока­за­лось, не так уж и прост он, тем более спе­ци­аль­ных машин для этой куль­ту­ры в мире не было, да и нет.

– Мотать­ся два раза в месяц из Моск­вы ста­ло обре­ме­ни­тель­но, – вспо­ми­на­ет Алек­сандра Ува­ро­ва. – Через три года пере­бра­лись сюда пол­но­стью. Было тяже­ло: все, что зара­ба­ты­ва­ли, вкла­ды­ва­ли в про­из­вод­ство, что­бы дви­гать­ся дальше.

Сер­гей решил попы­тать сча­стье в управ­ле­нии сель­ско­го хозяй­ства Пустош­кин­ско­го рай­о­на: мини­стер­ство раз­да­ва­ло гран­ты фер­ме­рам. При­шлось сме­нить кате­го­рию ЛПХ на КФХ. Уча­стие в кон­кур­се одоб­ри­ли, но выде­лять госу­дар­ствен­ные день­ги на про­из­вод­ство хре­на счи­та­ли рис­ко­ван­ным. Одна­ко Сер­гею Ува­ро­ву уда­лось убе­дить управ­лен­цев в уни­каль­но­сти и пер­спек­тив­но­сти биз­нес-идеи и полу­чить грант.

Мил­ли­он сто тысяч! Для фер­ме­ра сум­ма нема­лая, но в сель­хоз­про­из­вод­стве с нуля не раз­гу­ля­ешь­ся. Купи­ли МТЗ-82 – шесть­сот тысяч, а еще плуг трех­кор­пус­ный, виб­рос­ко­бу для выка­пы­ва­ния хре­на. Часть средств мож­но было израс­хо­до­вать на бла­го­устрой­ство жилья: про­бу­ри­ли сква­жи­ну, под­ве­ли к дому воду. Вот и вышли день­ги по гран­ту – надо отчитаться.

– Комис­сии при­ез­жа­ли из рай­о­на, из обла­сти, удив­ля­лись, что обе­щан­ное в про­ек­те реа­ли­зо­ва­но. Хрен в полях понра­вил­ся. Бывал здесь и гла­ва коми­те­та по сель­ско­му хозяй­ству Псков­ской обла­сти Нико­лай Алек­сан­дро­вич Рома­нов – вот и фото с ним, – Сер­гей в пару кли­ков нахо­дит сни­мок в смарт­фоне. – А даль­ше теле­ви­де­ние, газеты…

Бла­го­да­ря этой шуми­хе про­дукт КФХ Ува­ро­вых заме­тил круп­ный пере­ра­бот­чик: постав­щик сырья прак­ти­че­ски под боком, надо нала­жи­вать кон­такт! Взя­ли пер­вые две тон­ны ува­ров­ских, потом боль­ше… И пошло-поеха­ло. Но весь про­из­во­ди­мый объ­ем – 70 – 80 тонн – это мало для креп­ко­го пере­ра­ба­ты­ва­ю­ще­го пред­при­я­тия? Надо больше!

Так появи­лись про­ек­ты по рас­ши­ре­нию про­из­вод­ства хре­на с кре­ди­то­ва­ни­ем под буду­щий уро­жай. На пло­щад­ке один за дру­гим появ­ля­лись трак­то­ры Deutz-Fahr Agrotron, пяти­кор­пус­ные плу­ги Rabe, глу­бо­ко­рых­ли­те­ли Unia, раз­бра­сы­ва­те­ли для изве­сти и удоб­ре­ний. «Хре­но­вый» биз­нес стал при­об­ре­тать мас­штаб, а пред­при­я­тие Сер­гея Ува­ро­ва к 2017 году из КФХ вырос­ло в ООО «Агро­форт».

– Форт – как кре­пость, так ска­зать, оплот сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го про­из­вод­ства, – пояс­ня­ет теперь уже быв­ший фер­мер и нынеш­ний дирек­тор ООО.

Становление крепости

Но вырас­ти с деся­ти гек­та­ров до тыся­чи даже с новой про­из­во­ди­тель­ной тех­ни­кой было вызо­вом. В окру­ге паш­ни для выку­па или арен­ды не сыс­кать, а быв­шие кол­хоз­ные поля лет трид­цать не зна­ли плу­га и порос­ли лесом. При­шлось брать­ся за пилы и топоры.

– На выде­лен­ном участ­ке выпи­ли­ва­ем дере­вья, выкор­че­вы­ва­ем пни, сжи­га­ем все – обыч­но зимой, – опи­сы­ва­ет нехит­рый «про­то­кол» Сер­гей. – По весне гото­вим зем­лю под посад­ку хре­на на буду­щий год – рас­па­хи­ва­ем поле. И это един­ствен­ный раз, когда исполь­зу­ем плуг. Поч­вы тяже­лые: с пяти­кор­пус­но­го с перье­вы­ми отва­ла­ми Rabe при­шлось снять один кор­пус. Вырав­ни­ва­ем поверх­ность фре­зой. По отрос­шим сор­ня­кам рабо­та­ем гер­би­ци­дом, извест­ку­ем. Сле­ду­ю­щей вес­ной пус­ка­ем на уча­сток куль­ти­ва­тор Amazone Cenius, фре­зой наре­за­ем бороз­ды, в них и сажа­ем черенки.

Неужто сажал­кой, что воз­ле дома стоит?

– Нет-нет, – сме­ет­ся в ответ хозя­ин. – Поеха­ли на базу, пока­жу сажал­ку и осталь­ные машины.

Стар­ту­ем на джи­пе: грун­тов­ка изви­ва­ет­ся то вле­во, то впра­во, то раз­бе­га­ет­ся на пару-трой­ку доро­жек поуже. На пере­ез­дах по хол­ми­стой мест­но­сти под­ска­ки­ваю, пере­ка­ты­ва­юсь в пас­са­жир­ском сиде­нье из сто­ро­ны в сто­ро­ну – понят­но, для чего нужен «вез­де­ход». А сле­ва и спра­ва поля с еще мощ­ны­ми изу­мруд­ны­ми листья­ми. «Хрен да хрен кру­гом», – всплы­ва­ет в голо­ве на мотив народ­ной пес­ни про степь.

– Види­те – все чисто, – Сер­гей успе­ва­ет рулить и экс­пресс-экс­кур­сию по полям вести. – Сор­ня­ка нет. Это все боро­на штри­гель­ная: до семи про­хо­дов дела­ем, что­бы химию не исполь­зо­вать. Она и воз­душ­ный режим поч­вы улуч­ша­ет. Ее тоже покажу.

Еще пара пово­ро­тов, и вот база «Агро­фор­та» – укреп­лен­ная пло­щад­ка перед хозяй­ствен­ным зда­ни­ем совет­ско­го образ­ца. Сер­гей, слов­но изви­ня­ясь за пока необ­ли­цо­ван­ный фасад, уда­ря­ет­ся в вос­по­ми­на­ния о том, как было рань­ше, – обва­лив­ша­я­ся кры­ша, разо­бран­ные сте­ны, окон и полов не было. Теперь рабо­чие вос­ста­но­ви­ли обру­шен­ное, сде­ла­ли здесь и обще­жи­тие, и сто­ло­вую. В этом же зда­нии и каби­нет дирек­то­ра, и склад, где чистят, сор­ти­ру­ют и отправ­ля­ют на отгруз­ку выко­пан­ный хрен. Но сна­ча­ла к сажалке!

Эксклюзивные образцы

Рядом с совсем новень­ким, еще бле­стя­щим лаком ама­зо­нов­ским раз­бра­сы­ва­те­лем мине­раль­ных удоб­ре­ний – видав­шая виды и одо­лев­шая не одну сот­ню гек­та­ров сажалка.

– В плане эво­лю­ции машин посто­ян­но при­хо­дит­ся что-то при­ду­мы­вать. Вот эту идею я под­смот­рел у нем­цев, – Сер­гей демон­стри­ру­ет «моди­фи­ци­ро­ван­ную» сажал­ку. – Бело­ру­сы изго­то­ви­ли для нас раму к куль­ти­ва­то­ру, мы при­ва­ри­ли кры­шу и сиде­нья. Теперь здесь поме­ща­ют­ся четы­ре рабо­чих, кото­рые бро­са­ют черен­ки. Один под­но­сит поса­доч­ный мате­ри­ал. Вот, сни­мал вес­ной, – демон­стри­ру­ет хозя­ин видео на смарт­фоне. – Таких сажа­лок у нас две. Про­цесс посад­ки с эти­ми «моди­фи­ци­ро­ван­ны­ми» сажал­ка­ми уско­рил­ся, но по-преж­не­му не из быст­рых. Спе­ци­аль­но и бун­кер при­спо­со­би­ли – одно­вре­мен­но с посад­кой вно­сит­ся удобрение.

Каким бы сор­ня­ком в ого­ро­дах люби­те­лей хрен не выгля­дел, он тре­бу­ет пло­до­род­ных почв и достой­но­го пита­ния – это Сер­гей Ува­ров усво­ил хоро­шо. В окру­ге с живот­но­вод­ством никак, раз­жить­ся «орга­ни­кой» не у кого, поэто­му в «Агро­фор­те» в ход идут орга­но­ми­не­раль­ные удоб­ре­ния про­из­вод­ства Буй­ско­го хими­че­ско­го заво­да. ОМУ «Уни­вер­сал», напри­мер, по утвер­жде­нию про­из­во­ди­те­ля, на 40 % состо­ит из орга­ни­ки на осно­ве гуминов.

Поми­мо удоб­ре­ний с основ­ны­ми эле­мен­та­ми при­ме­ня­ют и удоб­ре­ния с мик­ро­эле­мен­та­ми: в хелат­ной фор­ме бор, молиб­ден, кобальт. Допол­ни­тель­но выра­щи­ва­ют фаце­лию как сидерат.

Посад­ку хре­на начи­на­ют в апре­ле, как толь­ко воз­мож­но вый­ти в поле. На гек­тар ухо­дит 2,5 т поса­доч­но­го мате­ри­а­ла при меж­ду­ря­дье 75 см. Всхо­ды появ­ля­ют­ся не ранее, чем через три неде­ли. С про­рас­та­ни­ем сор­ня­ков начи­на­ет­ся суе­та. Это теперь Сер­гей Ува­ров кум коро­лю и сват мини­стру: у него есть спе­ци­аль­ная боро­на для борь­бы с сор­ной рас­ти­тель­но­стью на греб­нях. А до вес­ны 2018-го исполь­зо­ва­ли гер­би­ци­ды, фито­ток­сич­ный эффект кото­рых заста­вил дирек­то­ра искать аль­тер­на­ти­вы. Тогда и появи­лась чудо-боро­на. Ее исто­рия тре­бу­ет неко­то­рых подробностей.

Австрий­ская ком­па­ния APV, чью сеял­ку для мел­ко­се­мян­ных куль­тур «Агро­форт» при­об­рел ранее, осе­нью 2017 года выве­ла на рынок вари­а­бель­ную штри­гель­ную боро­ну, обе­ща­ю­щую эффек­тив­но бороть­ся с сор­ня­ком не толь­ко в меж­ду­ря­дье, но и в ряд­ке, не раз­ру­шая гре­бень. Копи­ро­ва­ние мик­ро­ре­лье­фа у маши­ны меха­ни­че­ское, а дав­ле­ние на каж­дый зуб мож­но регу­ли­ро­вать индивидуально.

– Услы­шав о машине, Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич сра­зу заго­рел­ся, – вспо­ми­на­ет гла­ва рос­сий­ско­го пред­ста­ви­тель­ства APV Миха­ил Чер­нец­кий, с кото­рым я встре­ти­лась на выстав­ке в Москве неде­лей поз­же. – Он стал пер­вым, у кого эта боро­на ока­за­лась в работе.

В апре­ле 2018-го в «Агро­форт» без какой-либо опла­ты – на про­бу – была постав­ле­на шести­мет­ро­вая VS 600.

– Маши­на совер­шен­но новая, как она пове­дет себя на про­из­вод­стве, реши­ли про­ве­рить на греб­нях с хре­ном, – про­дол­жа­ет рас­сказ Чер­нец­кий. – Чего душой кри­вить, в поле выяви­лись неко­то­рые нюан­сы, потре­бо­вав­шие дора­бот­ки. Так, тяже­лые поч­вы и жест­кие усло­вия рабо­ты вели к про­бле­мам с опор­ны­ми коле­са­ми. Вопрос реши­ли. Учли на заво­де отдель­ные поже­ла­ния в отно­ше­нии креп­ле­ния зуба.

Миха­ил Чер­нец­кий откро­вен­но при­зна­ет­ся: не наде­ял­ся, что хозяй­ство купит боро­ну – маши­на пер­вая в стране, у диле­ров даже зап­ча­сти на склад не заве­зе­ны, ред­кий агра­рий решит­ся на покуп­ку проб­но­го экзем­пля­ра. Одна­ко в кон­це июня позво­нил Сер­гей: «Миха­ил, готовь договор».

И вот отра­бо­тав­шая уже тре­тий сезон боро­на сто­ит на пло­щад­ке «Агро­фор­та», а гла­ва хозяй­ства поду­мы­ва­ет о покуп­ке вто­рой такой же.

Ручная работа

С тор­ца рекон­стру­и­ро­ван­но­го зда­ния рабо­чие гре­мят дере­вян­ны­ми пале­та­ми, гото­вя к отгруз­ке на пере­ра­бот­ку оче­ред­ную пар­тию отсор­ти­ро­ван­но­го кор­ня. Сей­час, после 20 сен­тяб­ря, самое вре­мя для убор­ки. А вооб­ще, в хозяй­стве хрен копа­ют не толь­ко осе­нью, но и вес­ной – осо­бен­но­сти куль­ту­ры позволяют.

Коман­ду­ю­щий фор­том, заме­тив мой инте­рес, ведет на экс­кур­сию по хра­ни­ли­щу. Там, где в дале­ком про­шлом рас­по­ла­га­лись стой­ла для коров, теперь лежит ворох выко­пан­но­го кор­ня. Вокруг с деся­ток жен­щин, лов­ко ору­дуя ножа­ми, обре­за­ют основ­ное кор­не­ви­ще. За раз­го­во­ра­ми они обра­ба­ты­ва­ют более деся­ти тонн в день.

– В этой куч­ке и тон­ны нет, нам это­го мало, – вклю­ча­ют­ся в раз­го­вор самые бой­кие. Ока­зы­ва­ет­ся, за день выка­пы­ва­ют не боль­ше, чем необ­хо­ди­мо под­го­то­вить к отгруз­ке, ина­че корень завет­ри­ва­ет­ся и теря­ет кондицию.

Сер­гей, пере­ки­нув­шись шут­ка­ми с работ­ни­ца­ми, при­зна­ет­ся, что в хозяй­стве не хва­та­ет муж­ской силы. Слу­хи о хоро­ших рабо­то­да­те­лях раз­ле­та­ют­ся быст­ро (в «Агро­фор­те» трак­то­рист в сезон зара­ба­ты­ва­ет совсем непло­хо), народ при­хо­дит, но людей на селе в прин­ци­пе мало. Сор­ти­ров­щи­цы при­ез­жа­ют аж из самой Пустош­ки: хле­бо­за­вод там закрыл­ся, а здесь рабо­та нашлась. Нехват­ку муж­ских рук ком­пен­си­ру­ют ребя­та из Сред­ней Азии.

Сре­ди очи­щен­ных от гря­зи и боко­вых побе­гов кор­ней хре­на есть впе­чат­ля­ю­щие раз­ме­ром образ­цы – быва­ют и такие, что кило­грамм весят, уточ­ня­ют сло­во­охот­ли­вые собеседницы.

Очи­щен­ный корень про­го­ня­ют в цен­три­фу­ге, отби­вая остав­шу­ю­ся грязь, и по лен­точ­но­му транс­пор­те­ру отправ­ля­ют в само­дель­ный дере­вян­ный ящик, в кото­ром фор­му­ет­ся – стро­го под раз­мер пале­ты – парал­ле­ле­пи­пед из кор­ней. Как толь­ко кузов запол­нен обмо­тан­ны­ми сет­кой парал­ле­ле­пи­пе­да­ми, маши­на отправ­ля­ет­ся на завод.

Это финиш хре­на в «Агро­фор­те». Про­ме­жу­точ­ный этап – в поле – я тоже виде­ла. А как орга­ни­зо­ва­на убор­ка? Едем в поля, где рабо­та­ет комбайн.

Это вам не картошка!

До недав­не­го вре­ме­ни хрен копа­ли швей­цар­ской виб­ро­ко­пал­кой Fobro Super Max, ее обыч­но исполь­зу­ют для убор­ки репы или сажен­цев пло­до­вых. Но зимой 2019-го появил­ся пер­вый ком­байн, одно­ряд­ный, с бун­ке­ром на три тон­ны. Вес­ной со схо­дом сне­гов воз­об­но­ви­ли убор­ку в полях и нача­ли дово­дить кар­то­фе­ле­убо­роч­ник до ума: у хре­на корень на 40 см вглубь ухо­дит, да еще боко­вые побе­ги силь­но раз­ви­ты – без дора­бот­ки никак. Мно­гое сни­ма­ли и вновь воз­вра­ща­ли на место инже­не­ры «Агро­фор­та», пока не нашли золо­тую сере­ди­ну, поз­во­ля­ю­щую извле­кать корень из зем­ли без боль­ших потерь. Ско­рость убор­ки уда­лось уве­ли­чить с 0,2 до 1,7 км/ч.

Спа­си­бо и диле­рам Grimme, ком­па­нии «Евро­Хим­Сер­вис», не оста­вив­шим агро­фор­тов­цев в оди­но­че­стве. Сер­гею Ува­ро­ву важ­но под­черк­нуть уча­стие мене­дже­ров Ири­ны Раку­ши­ной и Евге­ния Савать­ки­на, опе­ра­тив­но реа­ги­ро­вав­ших на все его запро­сы по тех­ни­ке и ком­плек­ту­ю­щим. Вот в поле усо­вер­шен­ство­ван­ный сила­ми хозяй­ства ком­байн идет на штурм оче­ред­но­го ряд­ка с хре­ном. Перед ним про­бе­га­ет «Бела­рус» с ботво­уда­ли­те­лем. Сби­тые листья остав­ля­ют в воз­ду­хе ядре­ный аро­мат: вдох­нешь чуть глуб­же – про­сле­зишь­ся. Сер­гей же при­гля­ды­ва­ет­ся к сре­зам листьев.

– По-хоро­ше­му бы два­жды ботво­уда­ли­те­лем про­хо­дить: мно­го лист­вен­но­го мате­ри­а­ла, да и сте­бель гиб­кий, – пояс­ня­ет свое недо­воль­ство руко­во­ди­тель. – Хотя до это­го мы рабо­та­ли цеп­ным ботво­уда­ли­те­лем, срав­нить есть с чем.

На пят­ки шуст­ро­му «Бело­ру­су» с ботво­уда­ли­те­лем насту­па­ет Deutz-Fahr Agrotron 265, агре­га­ти­ро­ван­ный с ком­бай­ном. За рулем Алек­сей Федо­ро­вич, брат Алек­сан­дры Ува­ро­вой, тот, что 15 лет назад рабо­тал с ней в паре на пер­вой само­дель­ной сажал­ке. Трое рабо­чих кон­тро­ли­ру­ют поступ­ле­ние кор­ня в бун­кер, сле­дом за ком­бай­ном еще двое соби­ра­ют про­пу­щен­ное тех­ни­кой. Десять цент­не­ров с гек­та­ра – для хре­на уро­жай­ность при­лич­ная, но в «Агро­фор­те» побо­лее будет. Сколь­ко точ­но, Сер­гей так и не признался.

– При всем нашем стрем­ле­нии мак­си­маль­но меха­ни­зи­ро­вать тех­но­ло­гию на выра­щи­ва­нии хре­на по-преж­не­му мно­го руч­но­го тру­да, – ком­мен­ти­ру­ет он рабо­ты в поле. – Куль­ту­ра труд­ная. Одних толь­ко инсек­ти­цид­ных обра­бо­ток мы про­во­дим три: хрен из семей­ства капуст­ных, поэто­му на него летят все вре­ди­те­ли кре­сто­цвет­ных. Гусе­ни­ца капуст­ной белян­ки мно­го хло­пот достав­ля­ет, блош­ки. Столь­ко денег потра­ти­ли, пока поня­ли, что нуж­но и как, – Сер­гей теат­раль­но воз­де­ва­ет ладо­ни. – Если бы выра­щи­вать хрен было про­сто, этим бы зани­мал­ся каж­дый. Целый год в забо­тах: зимой кор­чу­ем пни и гото­вим новые поля, вес­ной и осе­нью уби­ра­ем уро­жай, летом у нас уход за посад­ка­ми. Нас с кар­то­фель­ни­ка­ми срав­ни­вать даже не надо и пытать­ся: они уби­ра­ют уро­жай один месяц, мы – семь. Пред­став­ля­е­те износ мате­ри­а­лов и рабо­чих орга­нов машин? Да и нагруз­ка на пер­со­нал при­лич­ная. Так что не счи­тай­те про­из­вод­ство хре­на лег­ким делом! Мало не покажется.

Увлеченный хреном

Но само­му Сер­гею Ува­ро­ву, види­мо, мало. Фана­тик сво­е­го дела заду­мал соб­ствен­ный сорт хре­на выве­сти. Конеч­но, тут без нау­ки не обой­тись. И вот уже про­фес­сор Вели­ко­лук­ской сель­ско­хо­зяй­ствен­ной ака­де­мии Юлия Нико­ла­ев­на Федо­ро­ва – частый гость в агро­фор­тов­ских полях.

– Таких план­та­ций хре­на, как у Сер­гея Вла­ди­ми­ро­ви­ча, в нашей стране мало, – рас­ска­зы­ва­ет она. – Еще во Вла­ди­мир­ской и Туль­ской обла­стях есть, да на Даль­нем Восто­ке. Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич энту­зи­аст – у него гла­за горят, когда гово­рит о хрене. Собрал селек­ци­он­ный мате­ри­ал не толь­ко по Рос­сии – при­вез из Укра­и­ны и Бело­рус­сии. Мы изу­чи­ли зару­беж­ные сор­та, оце­ни­ли их досто­ин­ства. И вот уже име­ем отдель­ные план­та­ции с новым сор­то­об­раз­цом. Через год-два смо­жем гово­рить о сорте.

К селек­ци­он­ным дости­же­ни­ям предъ­яв­ля­ют­ся тре­бо­ва­ния осо­бые: выров­нен­ные фор­мы кор­ня пред­по­чти­тель­нее, рабо­та ведет­ся и над хими­че­ским соста­вом. К сло­ву о соста­ве: Сер­гей вскользь упо­ми­на­ет о перок­си­да­зе – фер­мен­те, по раз­ным источ­ни­кам, при­ме­ня­ю­щим­ся для лече­ния про­ка­зы и онко­ло­ги­че­ских забо­ле­ва­ний. Ока­за­лось, добав­ля­ют ее и в ракет­ное топ­ли­во. Соот­вет­ству­ет и цена: в нача­ле сто­ле­тия за грамм перок­си­да­зы на миро­вом рын­ке пла­ти­ли 5 тыс. дол­ла­ров США! Если из тон­ны хре­на добыть лишь два грам­ма фер­мен­та, оку­па­е­мость будет впе­чат­ля­ю­щей, согласитесь!

Замеч­тав­ших­ся о биз­не­се на перок­си­да­зе Сер­гей Ува­ров сра­зу же отрез­вит, напом­нив, что про­мыш­лен­ное выра­щи­ва­ние хре­на – дело не из лег­ких. За пят­на­дцать лет гла­ва «Агро­фор­та» не один мил­ли­он зако­пал, но инте­ре­са к куль­ту­ре не утра­тил и с опти­миз­мом смот­рит впе­ред. Сего­дня он заду­мы­ва­ет­ся об орга­ни­за­ции пер­вич­ной пере­ра­бот­ки пря­мо в хозяй­стве: сушить и про­да­вать полу­фаб­ри­кат – вполне реа­ли­зу­е­мый замы­сел. На бли­жай­шую пер­спек­ти­ву в плане рас­ши­ре­ние пло­ща­дей, раз­ра­бот­ка сево­обо­ро­та под име­ю­щий­ся набор сель­хоз­ма­шин. Вот при­сту­пи­ли к экс­пе­ри­мен­там с чес­но­ком, кото­рый в паре с фаце­ли­ей может обес­пе­чить чере­до­ва­ние куль­тур, пре­пят­ству­ю­щее рас­про­стра­не­нию болез­ней и вре­ди­те­лей. В общем, хоть хрен редь­ки, как видим, не сла­ще, одно­знач­но, он интереснее!

Читайте также

Оставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *